рынок нефти и газа
обзоры и новости мирового рынка нефти и газа

Нефть       Газ       Добыча       Транспортировка       Компании       Рынок нефти и газа       Нефтепродукты транспорт       Политика и энергетика       Архив Россия   Украина Беларусь   Прибалтика   Европа   США   Южная Америка   Китай Индия   Ближний восток

Рынок нефти и газа

(страницы сайта некорректно отображаются некоторыми браузерами, для обновления нажмите F5)

Саудиты могут сорвать сделку

      07.04.20   Требования, предъявленные к нефтяникам России Саудовской Аравией об объёмах снижения ими добычи, затрудняют переговоры по ограничению добычи нефти между странами ОПЕК - пишет Bloomberg.

     Эр-Рияд требует от Москвы убрать с рынка больше остальных стран. Именно эти требования и стали камнем преткновения и причиной развала сделки ОПЕК+.
     При этом главные участники рынка нефти согласаны с необходимостью сокращения добычи на 10 млн баррелей в сутки, но как распределить этот объём между участниками мирового рынка нефти, не решено.
     США так же ясно пока не обозначили свою позицию, вчера президент Трамп заявил, что если Россия и Саудовская Аравия не смогут договориться, американцы могут ввести пошлины на поставки их топлива.


Россия и саудиты идут к нефтяному миру

      06.04.20   В ходе торгов сегодня, нефть отыгрывает потери после заявлений В.Путина и главы Российского Фонда Прямых Инвестиций (РФПИ) Кирилла Дмитриева о ведущихся переговорах по нефти с США, и о том, что Россия и Саудовская Аравия "очень близки" к заключению сделки по уровню её добычи.

     "Я думаю, что весь рынок понимает, что эта сделка важна, и она принесет стабильность, столь важную стабильность на рынок, и мы очень близки.. Думаю, мы ближе к сделке, чем многие считают" — заявил глава РФПИ.
      На днях Владимир Путин заявил о том, что Россия готова вместе другими странами, прежде всего США и Саудовской Аравией, начать балансировать мировой рынок нефти, так катастрофично просевший после действий РФ и СА, отказавшихся еще больше ограничивать добычу, понимая, что их долю рынка тут же захватят американцы.

      "По предварительным оценкам, думаю, что речь может идти о сокращении в объеме где-то 10 миллионов баррелей в сутки", — сказал президент, но при условии, что к сокращению присоединятся и американские сланцевые добытчики.

      По словам главы РФПИ, РФ активно общается с властями США с тем, чтобы и американские производители присоединились к общему сокращению добычи нефти.
      Напомним, что после обвала котировок, американские сланцевые компании начали массово готовиться к банкротствам, из-за чего администрация Трампа связалась с Москвой с предложением переговоров.


Нефть дорожает в надежде на сокращение нефтедобычи после переговоров Трампа и Путина

        В ходе сегодняшних торгов нефтяные котировки резко отскочили после падения накануне.
      Драйвом роста стали надежды трейдеров на то, что справиться с беспрецедентным глобальным переизбытком сырья можно после телефонного разговора между Дональдом Трампом и Владимиром Путиным, который закончился смутными обещаниями поддержки рынка.
трамп и нефть
     

      Стоимость барреля июньской нефти Brent 31 марта к 17:55 по Киеву составила $26,61 (+0,76%). Баррель майской нефти WTI торговался по $20,91 (+4,08%).
      В ходе торгов цены на эталонные сорта нефти колебались в пределах $26,16–27,90 и $20,23–21,88 соответственно.

      Вмешательство американского президента показывает, что Соединенные Штаты все больше обеспокоены ситуацией с низкими ценами, и намерены оказать давление на Россию и Саудовскую Аравию с тем, чтобы те вернулись за стол переговоров для обсуждения сокращения поставок.

      ING сообщает, что в Техасе нефть марки WTI Midland торгуется ниже $12/барр. — такой уровень слишком мал для производителей.
     Для компаний, добывающих битуминозную нефть West Canada Select (WCS), ситуация еще хуже — на данный момент WCS торгуется ниже $5/барр.

      «Трудно понять, как Россия возобновит переговоры с Саудовской Аравией по просьбе США, учитывая, что причина, по которой сделка распалась, была связана с тем, что Россия устала отдавать [свою] долю рынка Соединенным Штатам, — добавляют в ING.
      — Кроме того, санкции, которые введены Вашингтоном в отношении ряда российских компаний, дают мало стимулов для того, чтобы Россия прислушалась к США».

      Но даже если бы соглашение было достигнуто, резидентам и нерезидентам ОПЕК пришлось бы очень сильно сокращать нефтедобычу.

      Согласно прогнозу IHS Markit, с апреля по июнь мировая добыча нефти будет сокращена на 10 млн барр./сут. (б/с), поскольку все наземные емкости быстро заполнятся и потребуются альтернативные хранилища.

      Это привело к тому, что средняя стоимость фрахта супертанкеров класса VLCC, способного хранить на борту не менее 2 млн барр. сырой нефти, выросла более чем на 50% — до $208,9 тыс./сут. Об этом свидетельствует оценка Clarksons Platou Securities.

      Вечером 31 марта Управление энергетической информации (EIA) опубликует свои данные о февральской нефтедобыче в США. В январе Соединенные Штаты ежедневно производили 12,779 млн барр. «черного золота».

      enkorr.ua
      31/03/20


Нефть, газ и мировая экономика в условиях коронавирусной турбулентности

        Вероятно, весь второй квартал мир будет жить в ситуации жесткой конкуренции на мировых энергорынках, а цена на нефть, скорее всего, не превысит 35 долларов за баррель, но к июню должен проясниться целый ряд вопросов.

      вирус и нефть

      Мир переживает кризисные времена. Коронавирус привел не только к тому, что во множестве стран вводится жесткий карантин и люди вынуждены менять свой образ жизни.

      Мы видим и существенные экономические эффекты. На нефтегазовых рынках происходят сильные колебания, негативные для производителей углеводородов.
      Причем первопричиной проблем как на нефтяном, так и на газовом рынке был не коронавирус – он лишь усугубил ситуацию.

      С 1 апреля – сколько захотят

      Низкие цены на углеводороды вызваны перепроизводством. На газовом рынке сложилось сразу несколько факторов:

      1) в 2019 году было запущено рекордное количество заводов по сжижению газа;

      2) европейские компании и российский "Газпром" готовились к прекращению поставок газа из России через территорию Украины, так как у российского госконцерна был конфликт с украинским "Нафтогазом", что привело к закачке рекордного объема газа в подземные хранилища Европы;

      3) зима 2019-2020 была очень теплой – как в Европе, так и в Азии. В итоге из отопительного сезона Европа вышла в рекордными запасами газа в подземных хранилищах, а транзит российского газа через Украину продолжился.
      А из-за спада цен на газ в Азии ряду поставщиков СПГ стало выгоднее продавать свое сырье в Европе;

      4) в конце февраля, когда коронавирус стал распространяться по Китаю, официальный Пекин ввел меры карантина, которые остановили передвижение транспорта и блокировали работу многих предприятий.

      В итоге потребление нефти и газа в Китае сократилось, и он стал снижать импорт углеводородов.
     Поставщикам ничего не оставалось, как перенаправить эти объемы на другие рынки, что привело к переизбытку предложения в Европе и дополнительному снижению цены.

      Нефтяная отрасль также переживает кризис перепроизводства. С 2016 года существует сделка ОПЕК+, в рамках которой Россия, ОПЕК и ряд других стран сократили объем производства нефти, что привело к росту цены.

      Этим пользовались и страны, не входившие в расширенный картель. В частности для производителей сланцевой нефти в США нынешние цены были выгодны, и они наращивали добычу.
      В нормальной ситуации рост добычи в США привел бы к сокращению цены нефти до того уровня, который стал бы пределом рентабельности тех самых сланцевых проектов.
      Практика показала, что примерно при 50 долларах за баррель добыча сланцевой нефти в США перестала расти.

      Однако коронавирус, как уже отмечалось, привел к существенному сокращению потребления нефти в Китае.
      Так как добыча во всем мире оставалась на прежнем уровне, то резко возникла ситуация перепроизводства и цены стали снижаться.

      Члены ОПЕК+ 6 марта не смогли договориться об объемах дополнительного сокращения добычи в рамках стабилизации ситуации, что стало шоком для рынка, так как теперь с 1 апреля все страны в мире могут добывать столько нефти, сколько захотят.
      На практике это означает рост добычи всеми, кто только это может сделать.

      Не раньше июня

      Для крупных производителей углеводородов нынешняя ситуация несет несколько негативных последствий. Ряд долгосрочных экспортных контрактов на поставку газа имеют "нефтяную привязку", то есть цены на газ падают вслед за ценами на нефть.
      Причем проблемы возникают не только у России. Азербайджан начал поставку газа в Турцию по газопроводу TANAP.
      Далее газ пойдет в Грецию и Болгарию (по 1 млрд. куб. м.), и в конце 2020 г. должен быть достроен газопровод TAP до Италии.

      Теперь же встает вопрос рентабельности поставок и наличия спроса в этих странах. Ведь только в разработку месторождения Шах-Дениз (ресурсная база TANAP) было вложено более 46 миллиардов долларов.
      Баку необходимы новые инвестиции, так как ряд месторождений находится в стадии естественного истощения: в 2017-2018 годах Азербайджану уже приходилось возвращаться к закупке российского газа.

      Казахстан также страдает от сокращения цен на углеводороды. Помимо снижения дохода от экспорта нефти и газа страна столкнулась с сокращением спроса на газ со стороны Китая.
      Хотя эта ситуация является временной проблемой, и по итогам года Казахстан может выйти на ранее запланированные объемы поставок.

      Двоякий эффект от снижения цен на нефть и газ испытывает Беларусь. С одной стороны, Минск является импортером углеводородов, поэтому малая стоимость является плюсом. Однако цены на российский газ были зафиксированы на весь 2020 год на уровне 127 долларов за тысячу кубометров.
      А импортируемая нефть не только потребляется внутри страны – экспорт нефтепродуктов составляет около 11 миллионов тонн.
      Но стоимость топлива на европейском рынке также снижается, что приводит к сокращению экспортной выручки Беларуси.

      Особенностью нынешней ситуации является ее высокая изменчивость.
      Вероятно, весь второй квартал мир будет жить в ситуации жесткой конкуренции на мировых энергорынках, а цена на нефть, скорее всего, не превысит 35 долларов за баррель, так как основные производители не могут договориться о новом соглашении о квотах.

      Однако к июню появится определенность по ряду вопросов:
      1) как быстро Китай восстанавливает экономику после коронавируса;
      2) как глубоко упал спрос на энергоносители в Европе;
      3) как быстро сокращается добыча сланцевой нефти в США и на аналогичных проектах (например, битуминозные пески в Канаде).

      И зная эти параметры, страны ОПЕК+ смогут заключить новую сделку, что подтолкнет цены на нефть вверх.

      lv.sputniknews.ru
      25/03/20


The Times (Великобритания): нефтяные компании попали в опасное предкризисное состояние

        Из-за ссоры между Россией и Саудовской Аравией на прошлой неделе хрупкий альянс ОПЕК+ рухнул, а с ним и соглашение об ограничении нефтедобычи. И это когда мировой спрос и так угодил в штопор из-за коронавируса.

      Многие порадуются снижению цен на бензин и другое топливо.
      Однако нефтяным компаниям и фирмам, с ними связанным, в ближайшие недели предстоит череда правовых разбирательств. thetimes.co.uk

      Компании обычно финансируются за счет сочетания долга и капитала.
      Долги нефтяных компаний в конечном счете обеспечиваются запасами в недрах земли.
      Когда стоимость этих запасов падает вместе с ценой на нефть, банки и другие кредиторы начинают беспокоиться, что их залога не хватит на покрытие долга.

      Эти обстоятельства могут привести к дефолту по значительной части кредитов, — и тогда кредиторы предпримут предусмотренные законом меры по защите рисков.

      Крах цен на нефть 2014 года привел к неплатежеспособности целого ряда компаний, вынудив их реструктурировать свой долг.
     То же самое может произойти снова — из-за падения на прошлой неделе. Однако загвоздка в том, что с 2014 года многие компании уже ввели меры по снижению издержек и повышению эффективности работы.
      Прежних возможностей повторить столь решительные шаги у них нет.

      Под давлением кредиторов и на фоне необходимости реструктуризации компаниям придется распродать активы, чтобы подвести баланс, объединиться или закрепиться.

      И коснется это не только производителей. Аналогичные риски грозят сотням предприятий по всей цепочке поставок — буровым компаниям, поставщикам и подрядчикам. Условия контрактов будут скрупулезно изучаться.

      Компании будут спорить об изменении условий, задержке платежей и разрыве контрактов, предстоят судебные тяжбы и арбитраж.
      Вся матрица контрактов, на которой строится отрасль, окажется под ударом, и последует нешуточная цепная реакция.

      Компании, предпочитающие наличные средства, к накоплению долгов относились настороженно и от падения цен на нефть предусмотрительно застраховались, — развеять опасения кредиторов им будет легче.

      Этим компаниям представится возможность приобрести активы с заниженной оценочной стоимостью по бросовым ценам, при этом некоторым продавцам даже придется распродать часть активов, чтобы погасить задолженность или изыскать средства для финансирования операций.

      Однако на фоне большой неопределенности относительно цен на нефть в ближайшие месяцы компании станут осторожнее в заключении сделок.

      Долгосрочные же последствия будут глубокими. Если компании в области разведки и добычи сократят капитальные затраты и инвестиции, результатом станет огромная дыра в будущих резервах.

      В конечном счете это ограничит предложение, — возникнет полная противоположность текущей ситуации. Когда спрос восстановится и даже вырастет, возникнет дефицит сырой нефти, а цены взлетят.

      Боб Палмер — партнер лондонского отделения американской юридической фирмы «Майер Браун» (Mayer Brown)

      inosmi.ru/ The Times, Великобритания
      19.03.20


Паника проигравшихся картежников. Владиcлав Иноземцев о причинах и последствиях обвала цен на мировом рынке нефти

        Мало что занимает сегодня российских экспертов больше, чем ситуация на рынке нефти.
      Оно и понятно, так как никакого «слезания с сырьевой иглы» в последние годы в российской экономике не произошло – практически такая же, как в 2015-2016 гг., корреляция цен на нефть и курса рубля, которую мы недавно увидели, говорит об этом лучше любых заявлений властей.

      Владиcлав Иноземцев
      Мнения высказываются самые разнообразные, однако в комментариях доминирует точка зрения, что «искусственно разрушенная» сделка ОПЕК+ и начавшаяся «война всех против всех» отправят цены в диапазон чуть ли не ниже $30/баррель со всеми вытекающими следствиями.

      Предсказывать цены на нефть – занятие неблагодарное, и об этом не сказал только ленивый. Однако, на мой взгляд, оценку долгосрочной конъюнктуры к типу бессмысленных дел отнести сложно – и поэтому я попробовал бы на фоне общей паники зайти с немного другой стороны.

      Безусловно, нефть – один из самых спекулятивных активов в современном мире, но все же это не биткойн, не имеющий ни внутренней стоимости, ни устойчивого массового потребителя.
      Поэтому фундаментально нефть оценивается с учетом не только ожиданий брокеров, но и реальной экономической ситуации в мире.

      За последние 40 лет мы видели две «длинных» волны изменения нефтяных цен со своими пиками и провалами.

      Первый пик пришелся на начало 1980-х годов и был обусловлен политикой ОПЕК, конфликтами на Ближнем Востоке, максимальным накалом гонки вооружений и (не будем забывать) стремительным ростом потребления нефти в США (с 1965 по 1979 г. оно выросло на 55%, а импорт – в 3 раза).

      Падение цен на нефть, которое, по мнению некоторых наших конспирологов, привело к развалу СССР и явилось итогом сговора американцев и саудитов, на деле началось немедленно после того, как мир убедился в серьезности новой разрядки:
     текущие среднегодовые цены сократились с 28,8 доллара/баррель в 1984 г. до 14,4 доллара/баррель в 1986-м и повысились до 23,7 доллара/баррель в 1990 г.

      Если брать не средние годовые цены, а пятилетнюю скользящую среднюю, можно увидеть, что цены продолжали снижение вплоть до конца 1990-х годов – а главными трендами десятилетия были рассказы о «конце истории» и спекуляции на тему информационной экономики и приносимого ею «неограниченного богатства».

      Иначе говоря, большой понижательный тренд 1985-1998 гг. был обусловлен распространившимися ожиданиями выхода из индустриальной экономики и конфронтационной политики.

      Соответственно новый тренд 2000-2013 гг. стал реакцией на ряд значимых новых веяний: на кризис на рынке доткомов, на возрождение индустриальной экономики в Азии и несколько позже на усиление геополитического соперничества.
      Не следует забывать, что кризис 2008-2009 гг. не оказал значимого влияния на рынок: и в текущих, и в постоянных ценах средние котировки в 2011, 2012-м и даже в 2013 г. были выше, чем в 2008-м (и все они превышали рекордные значения 1980 г.).

      Все это время Азия была основным движителем роста потребления нефти: в 1993 г. вся она – от Австралии до Японии и от Китая до Пакистана – потребляла меньше нефти, чем США, а сейчас один только Китай достиг более 70% от американского уровня.

      Мир уже 17 лет живет в «противофазах»: потребление в США и Европе снижается (соответственно на 0,6% и 0,9% в год), а в Китае и Индии – растет (соответственно на 4,9% и 5% в год).
     Однако с середины 2010-х годов в игру вмешались как минимум три новых фактора: резкий рост добычи в США (в 1,82 раза – с 6,7 млн до 12,2 млн баррелей/сутки с 2008 по 2019 г.), бурное развитие электрического транспорта почти повсюду в мире (автомобили, напомню, потребляли более половины всей добываемой в мире нефти в 2008 г.) и устойчивое формирование «зеленых» экономик в Европе (к 2035 г. первые страны обещают стать полностью независимыми от ископаемого топлива).

      Неудивительно, что с начала 2010-х пятилетняя скользящая средняя цена на нефть снижается каждый (!) год:
      по марке Brent она составляла 83,1 доллара/баррель в 2016 г., 71,6 — в 2017-м, 64,1 — в 2018-м и 57,2 доллара по итогам 2019 г.). Периодические краткие «отскоки» не меняют данного тренда.

      Поэтому, на мой взгляд, с точки зрения «больших волн» на сырьевом рынке, нынешний обвал не стоит считать неожиданным. Сделка ОПЕК+ действовала еще с 2016 г., но ее эффективность можно оценить по скользящей средней за пять предшествующих лет.

      Что случилось в пятницу, 6 марта, и какими могут быть последствия? Мне кажется, что такого направления развития событий можно было ожидать – стратегия снижения добычи себя очевидно не оправдывала:
      когда «Роснефть» сейчас говорит, что страны ОПЕК+ просто высвобождали на рынке нишу для американской сланцевой нефти, с этим стоит согласиться.

      Эпидемия коронавируса лишь добавила рынкам нервозности, но не стала ее главной причиной: на мой взгляд, приближение рецессии ощущалось многими, а пузырь в Китае в последнее время был попросту очевиден.

      С 2000 г. КНР обеспечивала около 43% глобального прироста потребления нефти – и заменить этот драйвер было и остается нереальным: потребление в Индии, хоть и растет быстро, в абсолютных значениях составляет чуть больше трети китайского.
      ОПЕК+, в сущности, сделала ставку на Китай против США – и ошиблась оба раза: в Китае потребление перестало расти, а в США производство и не подумало сокращаться.

      Пятничный раздрай стал паникой проигравшихся в казино картежников.

      Конечно, в ближайшие дни и недели цены останутся очень волатильными: похоже на правду, что основные производители сейчас начнут наращивать добычу: саудовцы могут выбросить на рынок до 1,2 млн, Россия – 0,4-0,5 млн баррелей в день.
      При этом биржевые цены будут падать не только из-за самого этого факта, но и из-за того, что на деле значительная часть сделок уже совершалась ниже «рынка»: те же саудиты применяли скидки в 4-7 долларов/баррель даже в период действия предшествующих соглашений о сокращении добычи, так что сейчас рыночные котировки просто дополнительно приблизятся к реальности.

      Однако в перспективе я не могу представить себе реальных шансов на то, что действуя методами агрессивного снижения цен, ОПЕК и Россия смогут серьезно изменить глобальное соотношение спроса и предложения.

      Выбить с рынка поставщиков сланцевой нефти в США не получится: с 2014 г. темпы прироста добычи в Соединенных Штатах устойчиво растут, несмотря на отмеченное выше снижение скользящей средней; производители там ориентируются на внутренний рынок, который продолжит оставаться дефицитным по крайней мере еще 3-4 года, даже если бы прежняя динамика спроса и производства сохранялась.

      Китай в ближайшие годы будет делать ставку, скорее всего, на расширение зарубежной добычи собственных компаний, в которую вложены десятки миллиардов долларов, и наверняка не станет «покупателем последней инстанции» для ближневосточных нефтяников.
      И хотя я не думаю, что мы увидим нефть по 20 долларов/баррель, я готов допустить, что цены закрепятся ниже 40 долларов на достаточно продолжительный срок.

      И тут встает вопрос: насколько долгим он будет и что может поменять ситуацию? Однозначного ответа, разумеется, нет – но я бы сказал, что его надо искать не в новых сделках производителей и не в провокациях спекулянтов, а все же в том же самом балансе спроса и предложения, о котором я говорил выше.

      Мир прожил последние двадцать лет под знаком ренессанса индустриального хозяйства, бурного экономического роста и урбанизации в Китае.
      Этот процесс более не будет столь же интенсивным, даже если КНР восстановится после нынешней эпидемии.

      Снижение цен на нефть в первой половине 2020-х годов может, однако, стать основой для расширения рынка: в той же Индии, Бангладеш, в Африке существует огромный потенциал роста потребления – но весьма ограниченный ценовыми факторами.

      Нефть по 30 долларов/баррель наверняка найдет себе новые рынки, но процесс их открытия и передела будет медленным. При этом большинство этих рынков будут «заточены» под местный спрос, а не под потребности экспортно-ориентированных компаний – а это значит, что петрогосударствам придется в будущем собирать свои доходы не столько с западного мира и его поставщиков, сколько с той же мировой периферии, к которой они сами de facto относятся.

      Если к середине 2030-х успехи «зеленой» экономики оправдают нынешние ожидания, то поставщики углеводородного сырья могут оказаться самой проигравшей группой в новой системе глобального разделения труда.

      Какими могут быть ответы на подобный вызов? На мой взгляд, вариантов в данном случае не слишком много. Единственной комплексной реакцией могла бы стать серия программ экономической перестройки (пока о ней задумывается только Саудовская Аравия, активно инвестирующая в нефтехимию, машиностроение, а в последнее время даже в туризм).
      Значительные резервы и устойчивая валюта могут позволить странам Персидского залива провести необходимые реформы и превратиться в успешные, не слишком зависимые от экспорта нефти, страны.

      Однако применительно к неэффективным хозяйственным системам – от Венесуэлы до Ирана (а Россия тяготеет как раз к этой группе) основания для оптимизма найти намного сложнее, так как они, с одной стороны, будут пытаться решить свои текущие проблемы посредством девальваций (что само по себе ставит крест на технологическом перевооружении), и, с другой стороны, политически враждебны Западу, на рынки которого ориентировались все успешно индустриализировавшиеся государства.

      Таким образом, мне кажется, мы присутствуем при новом запуске глобального «сепаратора»: в отличие от 2000-х годов, когда казалось, что «волна прилива поднимает все лодки», в 2020-х станет ясно, что те из них, команды которых за последнее время не удосужились поставить новые движки, чтобы спастись от отлива, могут просто остаться на мели…

      gazeta.ru
      10/03/20


Tehran Times (Иран): снижение цен на нефть позволит России влиять на американский нефтяной экспорт

        Распространение коронавируса по всему миру уже оказало мощное воздействие на мировую экономику, а во многих странах вызвало рецессию.
      Саудовская Аравия после спора с Россией беспрецедентно увеличила добычу, что привело к резкому падению нефтяных цен.tehrantimes.com


      Чтобы больше узнать о последствиях коронавируса и решения Саудовской Аравии для мировой экономики, а также о политической судьбе саудовского наследного принца Мухаммеда ибн Салмана, мы обратились к доктору наук Омиду Шокри (Omid Shokri).

      Tehran Times: Каковы последствия вспышки коронавируса для глобальной экономики?

      Омид Шокри: Распространение с начала января коронавируса стало одним из серьезнейших вызовов для социально-экономической сферы и безопасности Китая.
      Большинство стран мира приняли особые меры по борьбе с распространением вируса и эвакуировали своих граждан из Китайской Народной Республики. Некоторые крупные компании, включая «Эппл», закрыли свои предприятия в Китае.

     Экономисты сообщают, что одной из причин снижения спроса на нефть стало сокращение объемов воздушных перевозок.
      Если исходить из того, что внутреннее и международное воздушное сообщение в Китае всегда оказывало серьезное воздействие на его экономику, можно найти прямую взаимосвязь между сокращением объемов воздушных перевозок и китайскими торгово-экономическими показателями.

      Китай является крупным потребителем энергии и одним из ведущих экспортеров промышленной продукции. Любые сбои производственного процесса на промышленных предприятиях страны превращают экспорт в крупную проблему.
      В случае возникновения кризиса, с которым не может эффективно справиться правительство, это окажет негативное воздействие на экономический рост страны в ближайшей и среднесрочной перспективе.

      Я повторюсь. Если исходить из того, что внутреннее и международное воздушное сообщение в Китае всегда оказывало серьезное воздействие на его экономику, можно найти прямую взаимосвязь между сокращением объемов воздушных перевозок и китайскими торгово-экономическими показателями.

      — Саудовская Аравия увеличила добычу нефти вопреки тому, что коронавирус негативно отражается на нефтяных ценах. Может ли такой поступок ибн Салмана повлиять на его политическое будущее и на саудовскую экономику?

      Нефтяные ресурсы и нефтяная политика играют главную роль в отношениях королевства с внешним миром.
      Но в свете международного возмущения из-за различных правонарушений и кровавых бесчинств Саудовской Аравии, таких как убийство журналиста Джамаля Хашогги, страна все больше концентрируется на планах диверсификации, предусмотренных в ее концепции развития до 2030 года.

      Нефтяные цены будут и дальше играть существенную роль в экономике Саудовской Аравии, однако сможет ли она поддержать эти цены, чтобы обеспечить себе устойчивый поток доходов?
     Этот вопрос ей необходимо координировать с ОПЕК, в составе которой она является важным членом.
     Успех в этой сфере потребует взаимодействия между правящей властью Саудовской Аравии, США и другими ведущими нефтяными державами.

      Согласно поступающим сообщениям, Соединенные Штаты объявили, что в ближайшие три года смогут обеспечить 80% общемирового спроса на нефть своими поставками сланцевой нефти.
      Наверное, это преувеличение, но США полны решимости в предстоящие три года удерживать цены на уровне как минимум 55-60 долларов за баррель.
      При такой цене Саудовская Аравия может быть уверена в том, что в ближайшие годы у нее будут устойчивые доходы от нефти.

      Нефтяные цены будут и дальше снижаться, если Саудовская Аравия воплотит в жизнь свое решение об увеличении добычи. «Арамко» не желает сокращать свою долю рынка и наверняка будет какое-то время увеличивать добычу. Из-за нерентабельности в США сократится добыча сланцевой нефти.
     Может быть, они смогут импортировать нефть по более низкой цене, но тогда усилится зависимость Америки от импортной нефти.
      В таком случае администрация Трампа, превратившая лозунг об энергетической независимости в важнейший момент своей национальной энергетической политики, потерпит неудачу.

      Саудовская Аравия будет серьезным конкурентом в вопросе привлечения инвестиций в страны Ближнего Востока и Северной Африки, включая Иран, что соответствует принципам и планам, изложенным в ее концепции развития до 2030 года.
      Это предвещает рост напряженности в регионе.

      Если саудовская программа диверсификации будет выполнена, ее главный плюс будет заключаться в том, что экономика страны получит мощный толчок к развитию, а зависимость страны от колебаний на мировом рынке нефти уменьшится.
      Однако чтобы воплотить в жизнь столь масштабную программу, нужны нефтяные прибыли и иностранные инвестиции.
      С другой стороны, нефтяная маркетинговая стратегия Саудовской Аравии по-прежнему направлена на увеличение инвестиций в нефтеперерабатывающие мощности тех стран, где спрос может вырасти. В первую очередь, это Китай.

      Последствия от продажи доли «Арамко», которая является одним из первых шагов в этом процессе, могут стать устрашающими для политических руководителей и привести к усилению внутренних споров.
      Тем не менее продажа акций положит начало новой волне и станет примером для других стран региона, сталкивающихся с аналогичными проблемами.

      — Могут ли эти меры Саудовской Аравии повлиять на ее отношения с Россией?

      — Несогласие России сокращать добычу в рамках ОПЕК+ даст ей хорошую возможность влиять на американский нефтяной экспорт.
      России выгодно снижение нефтяных цен до той точки, когда сланцевая добыча в США остановится. Увеличение такой добычи привело к тому, что Соединенные Штаты сократили экспорт из Саудовской Аравии.
      Если сланцевая добыча станет нерентабельной, в США произойдет ее сокращение.

      В результате увеличится импорт нефти, и вырастет безработица в нефтяной отрасли.
      А поскольку при Трампе в США наблюдается экономический рост, спад сланцевой добычи и закрытие сланцевых скважин станет не очень хорошей новостью для его администрации. У Трампа нет никакого желания лишаться поддержки электората в президентской гонке.
      Экономический кризис вкупе с усилением последствий от коронавируса для американской экономики станет серьезной угрозой для администрации Трампа и для предстоящих президентских выборов.

      Нефтяные санкции против Ирана позволяют России увеличить свою долю на рынке нефти. Она является серьезным конкурентом на рынке нефти и газа, и экономический бойкот дает Кремлю благоприятную возможность.
      Москва не готова уходить с рынка в момент, когда Соединенные Штаты стали экспортером черного золота за счет добычи сланцевой нефти.
     Низкие нефтяные цены напрямую отражаются на добыче и поставках сланцевой нефти в США.

     Иными словами, добыча сланцевой нефти не приносит им прибыли. В условиях такого мгновенного падения цен, чего не было лет тридцать, русские не уйдут со сцены, пока дешевая нефть не влияет на газовые цены.
      Каковы бы ни были последствия спора Москвы и Эр-Рияда из-за рынка и дешевой нефти, главными проигравшими станут американские компании, вкладывающие средства в сланцевую добычу.

     Чтобы остановить тенденцию к снижению нефтяных цен, Москве и Эр-Рияду необходимо прекратить свои баталии на рынке.
      Кроме того, для этого понадобится сокращение добычи в Северной Америке и положительный результат в глобальной борьбе с распространением коронавируса.

      inosmi.ru/ Tehran Times, Иран
      17.03.20


The National Interest (США): началась великая нефтяная война 2020 года

        Вступая в эту войну, Москва преследует две основные цели: выгнать из бизнеса американских производителей и показать Эр-Рияду пределы американской поддержки.
     Сумеет ли Путин взять верх?
      После того как Соединенные Штаты в прошлом году ввели очередной пакет санкций против России, приняв соответствующий закон, российский президент Владимир Путин предупредил, что Москва примет ответные меры, выбрав место и время по своему усмотрению.national interest


      Разрушение альянса ОПЕК+ и провоцирование ценовой войны с Саудовской Аравией может показаться странным и загадочным способом отмщения, однако в этом безумии есть своя методика.

     Я считаю, что Кремль вступил в азартную игру, сделав ставку на то, что к концу года он сможет не только взять реванш над США, но и восстановить свое партнерство с Саудовской Аравией.

      У американских политиков есть один крупный недостаток. Это их дурная привычка громко провозглашать свою стратегию за несколько месяцев или даже лет до ее реализации. Тем самым, они дают своим противникам достаточно времени, чтобы подготовиться.
      За последние два года члены конгресса предельно ясно указали на то, что идущие в обход Украины трубопроводы «Турецкий поток» и «Северный поток — 2» они берут в перекрестье своих прицелов.

      Москва попыталась ускорить строительство этих трубопроводов, пока медлительные законодательные органы США не подготовили очередной набор карательных мер.
      «Турецкий поток» построили вовремя, и по нему уже идут российские энергоресурсы, поставляемые в Турцию и в Южную Европу.
      Между тем, «Северный поток — 2» тоже имел все шансы на завершение, если бы не эти надоедливые датчане со своими мерами защиты окружающей среды, из-за которых прокладка трубопровода задержалась, и Соединенные Штаты в последний момент ввели свои санкции.

      Но даже несмотря на такую помощь США со стороны датчан, а также благодаря спору Дании с Америкой по поводу продажи Гренландии у Москвы в запасе было достаточно времени, чтобы попросить европейских подрядчиков в первую очередь сосредоточиться на самых трудных в техническом плане участках газопровода.
      Конечно, строительство «Северного потока — 2» отстанет от графика, но скорее всего, оно все равно будет завершено к концу 2020 года.
      Да, такой задержки достаточно, чтобы вынудить Россию по-прежнему пользоваться транзитными услугами Украины при поставке части экспорта, однако позиции Москвы на европейских энергетических рынках по-прежнему весьма сильны.

      Запасной план США состоит в том, чтобы призывать европейцев покупать побольше американских энергоресурсов, пока не достроен «Северный поток».
      Надо сказать, что в новую эпоху соперничества великих держав важной частью американской стратегии является конкуренция с Россией за энергетические рынки и уменьшение того объема ресурсов, которые Москва может поставлять на экспорт.

      Во второй срок администрации Обамы американская стратегия поначалу заключалась в том, что США просили Саудовскую Аравию повторить ее тактику 1980-х годов, когда она открутила вентиль и понизила нефтяные цены.
      Ее цель состояла в том, чтобы навредить российским производителям и вынудить Москву отказаться от своих действий на Украине и в Сирии.
      Саудовская Аравия понизила затраты на добычу энергоресурсов, но длительной ценовой войны Эр-Рияд выдержать не мог из-за огромной нагрузки на саудовский бюджет.

     Саудовская Аравия почти полностью отказалась от соперничества с Россией и перешла в отношениях с этой страной к новой стратегии взаимодействия.
      Со временем Эр-Рияд и Москва стали соавторами нового альянса ОПЕК+, который был предназначен для стабилизации мировых энергетических рынков и установления фиксированного нижнего порога цен на энергоресурсы.
      В ответ на такое сотрудничество Москва рассчитывала на то, что Саудовская Аравия и страны Персидского залива направят в российскую экономику свои финансовые средства, в которых США и ЕС России отказали, введя против нее санкции.
     (Одним из примеров такого подхода стала покупка Катаром доли в российской государственной компании «Роснефть».)

      Однако у такого подхода был один существенный недостаток: непредсказуемость энергетического сектора США. Американские производители существенно выигрывали от повышения цен, заполняя тот вакуум, который образовывался из-за сокращения добычи в Саудовской Аравии и России.
     Когда США отказались от участия в схеме ОПЕК+, Россия поняла, что ее участие теперь определяется тем, будет ли Саудовская Аравия и дальше создавать стимулы для выполнения Москвой условий этого соглашения.

      В последние месяцы мы видели, как ужесточается политика Кремля. Россия готова идти на риск эскалации, чтобы получить преимущества над Соединенными Штатами или дискредитировать их.
      Мир наблюдает это на примере противостояния Сирии и Турции в последние недели.
      Русские передвинули некоторые красные линии, проведенные Анкарой, а потом показали Турции, в какой степени она может (или не может)рассчитывать на США и своих европейских союзников.

      После этого Эрдоган поехал в Москву, чтобы возобновить переговоры с Владимиром Путиным. Российские нефтегазовые компании почувствовали, что они проигрывают от альянса Москвы с Эр-Риядом. Они в течение года решительно настаивали на выходе России из сделки.
      Паника из-за коронавируса дала им возможность выдвинуть довод о том, что дальнейшие сокращения добычи в рамках ОПЕК+ не помогут предотвратить обвал цен на энергоресурсы, и что Россия по-прежнему будет терять свою долю рынка.
      Саудовцы не поддались и пообещали добывать больше даже при снижении цен.

      Но у русских есть ряд преимуществ. Российский бюджет может быть выполнен при гораздо более низких нефтяных ценах, чем саудовский.
      Россия может увеличить трубопроводный экспорт, а саудовская нефть при увеличении добычи будет дольше доходить до потребителя, так как доставляют ее танкерами.
      И что самое важное, саудовцы хотят конкурировать с Россией за долю рынка в Европе, и там более дорогостоящий американский экспорт будет вытеснен.

      Россия готова к серьезным испытаниям в ходе продолжительной ценовой войны и намерена выдержать давление американского экспорта.
      Поскольку администрация Трампа вряд ли будет покупать большие объемы американской нефти по гарантированной высокой цене для создания стратегического резерва, добывающим компаниям в США грозит существенное снижение доходов.
      Они могут дойти до такой точки, когда продолжение добычи утратит экономический смысл.

      Некоторые проекты могут купить ведущие нефтяные фирмы, которые благодаря своим масштабам в состоянии сделать их рентабельными, но в целом добыча в США может сократиться.
      А если в январе 2021 года в Белый дом придет Джо Байден, то американцам следует ждать возвращения многочисленных норм и правил времен Обамы о защите окружающей среды и землепользовании.
      Это нанесет еще один удар по добыче и по строительству дополнительной экспортной инфраструктуры.

      Не появится ли в такой ситуации у саудовцев желание вернуться к торгу с Москвой? Такое возможно. Многое будет зависеть от развития американо-саудовских отношений в ходе продолжительной ценовой войны.
      Принцу Мухаммеду бен Салману, у которого и так немало хулителей в Вашингтоне, причем в обеих партиях, будет труднее осуществлять закупки американских товаров и услуг в условиях ценового соперничества.

     Он может столкнуться с тем, что американцы не захотят предоставлять саудовцам карт-бланш в сфере безопасности. А если у России исчезнут стимулы сдерживать Иран, то всем станет ясно, что США не очень-то хотят вступать в конфронтацию с Тегераном ради Эр-Рияда.
      Новый кризис в Персидском заливе не только приведет к росту нефтяных цен, но и подкрепит доводы России о том, что ее северные маршруты намного безопаснее для экспорта энергоресурсов.

      Таким образом, вступая в эту ценовую войну, Москва преследует две основные цели: выгнать из бизнеса американских производителей и показать Эр-Рияду пределы американской поддержки.
     Благодаря талантливой команде из российского Министерства финансов в стране создан хороший денежный резерв на черный день, который поможет в достижении этих целей.

      Путин извлек уроки из торговых войн Трампа: быть готовым к кратковременному ущербу, если ты считаешь, что твои оппоненты будут вынуждены уступить. Возможно, эти его предположения в предстоящие недели и месяцы подтвердятся.

      inosmi.ru/ The National Interest, США
      10.03.20


Reuters: Россия против Саудовской Аравии — кто проиграет ценовую войну?

        Крупнейшие нефтяные компании РФ и Саудовской Аравии накопили огромные финансовые подушки, которые помогут им выдержать затяжную ценовую войну. «Кто моргнет первым в этой битве нервов?», — вопрошает Reuters.
      принц салман


      Мировые цены на нефть упали на треть после того, как Эр-Рияд предоставил большую скидку на свою нефть и дал понять, что увеличит ее добычу.
      Акции крупнейших государственных нефтяных лидеров Saudi Aramco и «Rosneft» показали максимальное суточное падение.

      Каждый из двух крупнейших мировых экспортеров располагает «армейскими рундуками» в которых хранится около $500 млрд, чтобы выдержать грядущие экономические потрясения, и по мере того, как будут сгущаться тучи, как можно громче издавать «бычий рев» о своей стойкости.

      Москва 9 марта заявила, что может выдержать цены на нефть на уровне $25–30/барр. в течение 6–10 лет. Эр-Рияд тоже может позволить себе добывать нефть по $30/барр., но ему придется продавать больше сырья, чтобы смягчить удар по своим доходам, сообщает Reuters со ссылкой на осведомленные источники.
      Однако война на истощение нанесла бы ущерб обоим государствам и вынудила бы их внести сложные изменения в свою экономику. Чем дольше продлится эта война, тем более сложными будут коррекции.

      «Как и в любой войне, все сводится к тому, какие лишения может выдержать каждая из сторон», — сказал Хаснайн Малик, глава департамента стратегии капиталов в Tellimer.

      ПРИНЦ ОТКРЫВАЕТ КРАНЫ

      В Саудовской Аравии наследный принц Мухаммед бен Салман (MbS) дал зеленый свет на увеличение нефтедобычи после того, как Россия отклонила предложение ОПЕК о более глубоких сокращениях производства для борьбы с последствиями вспышки коронавируса. Об этом Reuters сообщили два осведомленных источника.

      Безубыточная фискальная цена, при которой королевство сможет сбалансировать свой бюджет, составляет около $80/барр. Это вдвое больше, чем аналогичный показатель для России, сказал Малик.

      Саудовская Аравия обладает валютными резервами в размере $500 млрд и низким отношением долга к ВВП, составляющим 25%, что дает ей широкие возможности для заимствований.
      С 2016 г. Саудовская Аравия привлекла более $100 млрд в виде задолженности в твердой валюте, чтобы компенсировать влияние падения нефтяных котировок на свою экономику.

      Международные облигации, выпущенные правительством и государственным нефтяным гигантом Saudi Aramco, понизились в начале торгов 9 марта, а саудовский риал резко упал по отношению к доллару США на срочном рынке.

      Тем не менее, низкие глобальные процентные ставки и их недавнее снижение Федеральной резервной системой США означает, что, несмотря на волатильность рынка, заемщики могут сравнительно дешево привлекать долговых инвесторов.

      Проблема Эр-Рияда в том, что затяжной период низких цен на нефть могут ограничить государственные расходы на проекты, которые являются частью плана кронпринца по диверсификации саудовской экономики.

      Моника Малик, главный экономист в Коммерческом банке Абу-Даби, сказала, что, если цены на нефть опустятся ниже $30/барр., в текущем году Саудовская Аравия продемонстрирует двузначный дефицит в процентном отношении к ВВП по сравнению с собственным прогнозом дефицита бюджета в 6,4%.

      «СУНДУК С СОКРОВИЩАМИ»

      При президенте Владимире Путине Россия накопила резервы в размере $570 млрд, и рубль стал свободно плавающим, что позволяет ему быстро приспосабливаться к рыночным условиям и девальвации.

      Аналитики полагают, что сейчас Россия гораздо лучше сможет противостоять экономическому шоку, чем это было в 2014 г., когда Запад ввел санкции за аннексию украинского Крыма, или в 2008 г., когда РФ пострадала от мирового финансового кризиса.

      «Многие критикуют нас, они говорят, что это своего рода сундук с сокровищами, что министерство финансов сидит на золоте, — заявил на прошлой неделе министр финансов Антон Силуанов о резервах.
     — Но теперь ситуация может измениться, и мы будем финансировать все расходы, которые мы взяли на себя и обязаны сделать это с помощью этого сундука».

      В резервы размером $570 млрд входит национальный фонд благосостояния страны, который составляет $150,1 млрд или 9,2% ВВП России.
      В понедельник министерство финансов заявило, что в случае необходимости фонд может быть использован для компенсации более низких доходов от нефти.

      Тем временем центральный банк РФ заявил, что приостанавливает покупки иностранной валюты на 30 дней, пытаясь ослабить понижательное давление на рубль. Центробанк будет учитывать рыночные условия при принятии решения о проведении будущих аукционов по государственным облигациям ОФЗ в российских рублях.
      Тем не менее, на межбанковском рынке рубль обвалился до самого низкого уровня с начала 2016 г., а акции российских компаний резко упали в Лондоне. Причем ценные бумаги нефтяных гигантов «Роснефть» и «Лукойл» упали на 20,4% и 18,5% соответственно.

      Глава наблюдательного совета Московской биржи Олег Вьюгин заявил, что в результате ценовой войны Россия столкнется с ростом инфляции и процентных ставок.

      Москва все еще может принять решение вернуться к сотрудничеству с ОПЕК к осени, если цены останутся очень низкими, сказал Крис Уифер, директор Macro-Advisory consulting.
      «Путин будет неохотно расходовать финансовые резервы … чтобы финансировать растущий дефицит», — добавил он.

      enkorr.ua
      10/03/20


Нефтегазовый рынок

- ОПЕК+ соберется для галочки?
- Мировой рынок СПГ "пухнет" от перепроизводства
- Минск готов остановить «Дружбу» из-за премии российским нефтяникам
- Запад им поможет
- Разуваев объяснил, почему Белоруссия согласилась на условия России по нефти
- Голубой бум
- Соседи готовы помочь Беларуси с нефтью. Вопрос в цене
- «Газпрому» предсказали прямое столкновение с США
- В 2020 году на нефтяном рынке ужесточится конкуренция
- "Чистой воды шантаж". Эксперт — о переговорах с Лукашенко по нефти
- Козак: Правительство России не регулирует цены на нефть для Беларуси
- Interia (Польша): традиционные производители нефти могут вернуться в игру
- Большое газовое перемирие
- Козыри на руках ОПЕК
- Дело — труба: «Сила Сибири» не оставит места американскому СПГ
- ОПЕК похоронит сланцевую нефть
- Польша решила обхитрить Россию: она купит газ у США и продаст Украине
- Киев объявит российский газ контрабандой и начнет операцию «Конфискация»
- Польская труба проткнула газовый пузырь Украины
- Электричество дорожает в Прибалтике
- Предсказано катастрофическое усиление жары
- Падение добычи в Эквадоре
- ОПЕК надеется на Путина
- В Польше заявили об отказе от российского газа
- Biznes Alert: формирование союза Польши, Украины и США на почве СПГ и искушение со стороны Газпрома
- Рассмотрение апелляции на решение Суда ЕС по газопроводу OPAL может занять до трех лет - Шефчович
- Додон получил скидку
- Россия согласует с "партнерами" дату стрелки
- Urals будет дешеветь
- Соглашение о евроассоциации заставляет Украину прокачивать газ из РФ в ЕС без контракта
- Latest News - Европа может ответить США, а Украина ищет газ в Румынии
- Каспий неспешно становится русским
- Украина и Молдавия ищут новые пути для российского газа
- Россия и Китай поддержат Иран в вопросе ограничений Транскаспийского газопровода
- Украина будет заменять российский дизель белорусским
- "Нафтогаз" тонет, но не сдаётся
- Наступает эпоха "почти бесплатного" сжиженного газа. Это надолго?

рынок нефти и газа

- Украина готовится к полной остановке газового транзита
- Додон хочет скидку на газ
- Азербайджан увеличил торговлю газом
- Украина пошла на хутор принципКи
- Медведев не против транзита. Украина против
- Donya-e Eqtesad: главные приоритеты ОПЕК+
- Турция шантажирует "Турецкий поток"
- Мир под угрозой: Трамп обрушил нефть и Китай
- «Остаточно прощавай» подкрался незаметно
- Российская нефть под шумок захватывает рынок США
- Трамп снова призывает снизить цены
- Польша получила от ЕК одобрямс и деньги
- «Приняли к сведению»: оператор «Северного потока 2» прокомментировал поправки к Газовой директиве ЕС
- Россия возобновила импорт туркменского газа
- И рыбку съесть, и на ёлку влезть
- Газпром готов продлить контракт
- Американский бизнес: билль NOPEC взвинтит нефтяные цены до рекорда
- Вторая сланцевая революция: американцы зачищают нефтяной рынок
- Узбекистан перенес строительство НПЗ
- Asia Nnikkei: Российский проект «Арктика СПГ» хочет прийти в Японию
- Рост спроса на СПГ существенно превышает будущие возможности США
- Frankfurter Allgemeine Zeitung: «Критика поляков и украинцев лишь маскирует суть вопроса»
- Конкурент Порошенко обещает изгнать Россию с газового рынка
- Головой в забор 2, или, кажется, транзита не будет
- Почему судьба ОПЕК зависит от одного решения России
- Европа вслед за США отказывается от венесуэльской нефти
- Handelsblatt: Россия и Украина спорят о транзите газа — Европе грозят перебои в поставках
- Эксперт оценил переговоры по транзиту
- Почему с Украиной все равно придется договариваться по газу
- Ученые ждут похолодание через год
- Деградация по-европейски. На Кипре начал дешеветь бензин
- "Нафтогаз" может стать "Нафталингазом"

Сделано в ORBI        Рынок нефти и газа 2014-2020           +7 (909) 995-9523     GlobalWebTrade@ya.ru