рынок нефти и газа
обзоры и новости мирового рынка нефти и газа

Нефть     Газ     Добыча     Транспортировка     Компании     Рынок нефти и газа     Нефтепродукты транспорт     Политика и энергетика     Архив Россия   Украина Беларусь   Прибалтика   Европа   США   Южная Америка   Китай Индия   Ближний восток

Рынок нефти и газа

(страницы сайта некорректно отображаются некоторыми браузерами, для обновления нажмите F5)

Пандемия снизила потребление нефти, но не сделала доступнее альтернативную энергетику

        Пандемия COVID-19 ударила по спросу на традиционные ресурсы, породив иллюзию, что человечество уже прямо сейчас перейдет на использование альтернативных источников энергии, отказавшись от нефти и газа.
      Почему пока это невозможно технически и невыгодно экономически, а также о том, какие перспективы развития есть у отечественной нефтегазовой отрасли, в интервью "РГ" рассказал заместитель министра энергетики России Павел Сорокин.цены на газ


      На фоне пандемии обострились споры вокруг конца эпохи углеводородов. Одни говорят, что коронавирус приблизил его, другие, что, наоборот, отдалил.
      Близок ли конец эры нефти и газа?


      Павел Сорокин: Вопрос не просто интересный, но и важный для нашей страны. Как мы знаем, углеводороды - это существенная часть доходов федерального бюджета.
      С добычей нефти и газа, их переработкой тесно связаны многие другие отрасли экономики. Поэтому, естественно, это та тема, за которой приходится внимательно следить.

     И чем хуже ситуация в мире - эпидемиологическая, экономическая, чем сильнее волатильность на рынках, чем глубже потрясения, - тем больше появляется всякого разного постороннего шума.
      Это теории заговора, призывы делать какие-то существенные телодвижения, решать несуществующие проблемы и прочее. В определенной степени все это касается и рассуждений о конце эры углеводородов.

      Пандемия сильно повлияла на нефтегазовый рынок?

      Павел Сорокин: Давайте посмотрим на то, где мы сейчас находимся, и что изменилось за последнее время. Пандемия существенно сократила спрос на традиционные энергоресурсы, просто посадив людей дома.
      Она показала, что в принципе можно делать удаленно значительную часть вещей, которые до этого требовали личных встреч.

      Большинство командировок, очных переговоров и деловых поездок оказалось возможно заменить видеоконференциями без потери качества. Естественно, это влияет и будет влиять на спрос на энергоресурсы, а процесс восстановления потребления займет весьма длительное время.
      С другой стороны, удешевление энергоносителей делает их еще более рентабельными, еще более выгодными для экономики.

      В мире сейчас большое количество стран не дотягивают с точки зрения ВВП и доходов на душу населения до западных. И они заинтересованы в том, чтобы развиваться.
      Здесь встает вопрос экономической целесообразности, насколько эти страны готовы идти на поводу у мировых экономических лидеров и лишать себя дешевых энергоносителей в угоду альтернативным, более дорогим, вариантам.
      Эта проблема существовала и раньше, но экономический кризис ее еще больше обострил.

      Посмотрим на Юго-Восточную Азию, Индию, Китай, Латинскую Америку.
      Естественно, все эти страны нуждаются в дополнительном источнике экономического роста, чтобы продолжить бурное развитие, которое у них наблюдалось в 1990-2010 годах.
      И для них углеводородная традиционная энергетика существенное подспорье.

      Почему бы им в таком случае не развивать альтернативную энергетику?

      Павел Сорокин: Под альтернативную энергетику до сих пор еще полностью не создана инфраструктура.
      Нет системы накопителей, нет вариантов, как хранить энергию, полученную от возобновляемых источников.
      Например, сети не всегда готовы к приему большого количества электромобилей.

      В той же Калифорнии при пиковых нагрузках ограничивается возможность заряжать электромобили.
      Сети в большинстве стран были построены давно, и они просто не выдерживают дополнительной нагрузки. Требуется сделать очень большие инвестиции, исчисляемые триллионами долларов, прежде чем нетрадиционная, альтернативная энергетика сможет занять существенную долю на рынке.
      Но сейчас действуют факторы хайпа, политического популизма и, к сожалению, случаи полного искажения экономической реальности за счет нулевых налоговых ставок, что используется в том числе и для финансирования возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в западном мире.

     В результате проекты, которые в реальной экономике просто не имели бы даже возможности на появление, живут и процветают.
      Этому способствует фактически безграничная доступность капитала по низким ставкам, что раздувает большое количество финансовых пузырей, которые на самом деле могут существовать длительное время, но в конечном итоге - лопаться, особенно в периоды нестабильности.

      Но ведь за последние десять лет ВИЭ получили весьма широкое распространение?

      Павел Сорокин: Если 10, 15, 20 лет делается что-то перспективное, но убыточное и при этом финансирование продолжается, то на каком-то этапе при достижении больших объемов производства и доведения до ума необходимых технологий это может стать рентабельным.
      Мы такое видели в той же возобновляемой энергетике, когда за счет искусственных мер поддержки она была доведена до конкурентоспособного состояния по большому ряду позиций.
      Например, по солнцу и ветру.

     Но повторюсь, пока нет накопителей для того, чтобы сделать следующий шаг в этом направлении. Поэтому, суммируя сказанное, пока рано, мне кажется, хоронить углеводороды. Сейчас это основа мировой энергетики - то, что может дать быстро, гарантированно и по доступной цене энергию растущей экономике.
      При этом важно понимать, что конкуренция на рынке будет обостряться.
      И та рента, доход, который сегодня в данном секторе присутствует, будет уменьшаться вплоть до минимальных значений.
      Всем без исключения производителям придется существенно наращивать эффективность.
      А это означает то, что существующие сейчас сверхприбыли и дополнительные налоговые поступления будут постепенно исчезать. И это неизбежно.

      Если вернуться к сегодняшнему дню, вы сказали, что рынок восстанавливается медленнее, чем ожидалось. Когда получится выйти на уровень потребления 2018-2019 гг.?

      Павел Сорокин: Рынок восстанавливается медленнее, чем многие ожидали. Мы же прогнозировали, что спрос восстановится относительно быстро до, условно, 94-95% от докризисного уровня. А вот потом процесс сильно замедлится. Пока и идем в таком тренде.
      Если говорить про уровень спроса 2018-2019 гг., то это займет 2-3 года. Я думаю, что туристический поток и обычные гражданские перелеты с течением времени вернутся в норму.

     А это как раз 1-2, может быть, максимум 3 млн баррелей в сутки спроса, которые будут восстанавливаться долго. Для этого должен начаться рост мировой экономики, произойти увеличение спроса в азиатских, а также латиноамериканских странах.
      При этом упадет объем бизнес-путешествий, деловых очных встреч и переговоров, командировок, а в западных странах даже поездок на работу на личном автотранспорте.

      А что пострадало от пандемии больше - нефть или газ? И какой рынок будет восстанавливаться дольше?

      Павел Сорокин: Именно от пандемии нефтяной рынок пострадал больше, поскольку 70% его объемов - это транспорт, а коронавирус, в первую очередь, снизил мобильность населения. Газовый рынок в основном завязан на генерации электроэнергии.
      Уменьшение спроса на электричество было во многих странах, но оно оказалось не таким значительным. Сидя дома люди потребляли больше, чем обычно, и это частично компенсировало снижение спроса в промышленности.

      Но на газовый рынок помимо пандемии оказали влияние другие факторы. Падение цен здесь оказалось более существенное, длительное и началось еще до появления коронавируса.

      За последние годы предложение газа резко выросло. В прошлом году только производство СПГ увеличилось почти на 40 млн тонн, что добавило больше 12% к мировой торговле сжиженным газом. И это тот объем, который потенциально есть на рынке, даже если сейчас его не хотят приобретать.
      До определенного момента он нейтрализует постепенный рост спроса на газ и будет удерживать цены на низком уровне. Мы в своих прогнозах показывали существенное перепроизводство на газовом рынке, которое может легко продлиться еще несколько лет.

      Во многом это будет зависеть от темпов роста спроса на газ во всем мире и от того, как быстро дополнительные объемы СПГ, например, из США могут быть поглощены.
      Причем для газового рынка эти факторы сохранят влияние и после пандемии.

      А почему бы тогда не создать на газовом рынке для его балансировки механизм, подобный ОПЕК+? Благо, даже структура похожая есть - Форум стран - экспортеров газа (ФСЭГ)?

      Павел Сорокин: ФСЭГ сам по себе не является картелем и не задумывался как таковой. Это совещательный орган, который обсуждает состояние дел на рынке.
      Кроме того, торговля газом хоть и приближается по своей структуре к нефтяному рынку, но пока еще сильно фрагментирована. Примерно половина поставок, даже чуть больше, мировой торговли осуществляется по газопроводам. А это привязанность производителей и поставщиков друг к другу.
      То есть такой мобильности, как у СПГ, у большей части объемов газа нет.

      Плюс значительное количество производителей - США, Австралия и некоторые другие законодательно не имеют права участвовать в каких-то картельных соглашениях или в деятельности, которая может повлиять на рынок. Поэтому существенная часть рынка даже гипотетически в таком соглашении участвовать не будет, что сделает его сразу неэффективным.
      Ведь основной прирост объемов происходит в США, в том числе и экспорта СПГ. Важно понимать, что в принципе наш трубопроводный газ и СПГ конкурентоспособен в любых разумных ценовых условиях.
      Поэтому мы вполне можем конкурировать на рынке традиционными способами.

      Возвращаясь к нашим внутренним делам. Изменила ли пандемия оценку эффективности действующей налоговой системы?

      Павел Сорокин: В целом, когда мы падали на экстремально низкие значения цены Urals в 10-15 долларов за баррель, то вопрос, какая у нас налоговая система, уже особой роли не играл. Просто было тяжело всем работать в нормальном режиме.
      При любых разумных значениях котировок, от 25 долларов и выше, наша налоговая система работает предсказуемо.

      Она является неким хеджом (страховкой/гарантией) и для бюджета, и для нефтяных компаний, позволяя гибко реагировать на вызовы. Конечно, всегда есть место для того, чтобы что-то улучшить или что-то подкорректировать. Такая работа совместно с минфином постоянно ведется.
      Что касается каких-то глобальных изменений в налоговой системе вследствие пандемии, то о таком пока речи не идет.

      Не меняя налоговой системы, после завершения сделки ОПЕК+ в 2022 году получится выйти на объемы, которые мы добывали в 2018 -2019 гг.?

      Павел Сорокин: Да, восстановить добычу до этого уровня мы сможем, потому что компании подбирали параметры сокращения таким образом, чтобы была возможность возобновить производство.
      Но тут важно понимать, что, исходя из качества ресурсной базы, измельчания новых месторождений, которые ставятся на баланс, удержание полки добычи будет становиться все более и более проблематичным и трудным без создания новых стимулов для инвестирования в трудноизвлекаемые запасы с высокой себестоимостью разработки.

      А как показал себя демпфирующий механизм? На АЗС цены на автомобильное топливо были стабильны, но в опте в мае - июне случился сильный рост.

      Павел Сорокин: Демпфер свою эффективность показал и доказал за полтора года работы. Он же действует в обе стороны. При высоких ценах на нефть он перераспределяет денежный поток из добычи в переработку. При обратной ситуации дополнительная прибыль, которая образовывается на заправках, поскольку цены здесь менее волатильны, изымается в бюджет для того, чтобы поддержать его в условиях низких цен на нефть.
      Это основной принцип работы демпфера.

      Причины роста цен на биржевых торгах в мае-июне скорее не в демпфере, а в резком колебании объемов топлива на рынке. Сначала произошло падение спроса почти на 50%, а потом его резкое восстановление буквально в течение нескольких дней.
      Естественно, производство так быстро восстановиться не могло. Есть еще ряд причин: то, как взаимодействуют участники рынка, как накапливали запасы. Немаловажным фактором стали дифференциалы, так называемые крек-спреды (разница в цене при одновременной покупке сырой нефти и продажей нефтепродуктов) на мировых рынках.

      В период пандемии дифференциалы на дизель, а на каком-то этапе и на бензин, и на керосин уходили в отрицательную зону.
      Условно дизель, бензин и керосин стоили дешевле нефти, потому что спроса на нефтепродукты не было.
      Нормальный уровень дифференциала между дизелем и нефтью в 120-140 долларов на тонну. Все эти факторы существенно занижали экспортную альтернативу и искажали демпфер. Поэтому сейчас ведется его постоянный мониторинг.
      Но в целом концептуально демпфер показал свою эффективность и работает так, как изначально задумывалось.

      Развивающиеся страны готовы идти на поводу у экономических лидеров и лишать себя дешевых энергоносителей в угоду альтернативным, более дорогим, вариантам

      Какие главные вызовы сейчас есть для отечественной нефтегазовой отрасли?

      Павел Сорокин: В первую очередь, энергетический переход. Он хоть и не происходит в один момент, на это нужны годы, возможно, и десятилетия, но надо смотреть в будущее.
      Цикл нефтяной отрасли длинный как технологический, так и инвестиционный, и необходимо понимать, что будет происходить в дальнейшем и куда надо вкладываться.

     Второе, это ухудшение ресурсной базы, с которой мы работаем. Как я уже сказал, это измельчание месторождений, уход на более глубокие горизонты, увеличение доли трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ), необходимость осваивать труднодоступные месторождения. Третье. Обеспечение условий для создания добавленной стоимости.
      Мы сейчас над этим активно работаем. Есть ряд инициатив, в частности, законопроект по стимулированию развития нефтехимии и нефтепереработки.
      Потому что по мере снижения ренты (дохода) с добычи необходимо переориентироваться на другие сегменты.

      Вы сказали про ухудшение ресурсной базы. Как с этим бороться? Есть ли какие-то приоритеты дальнейшего развития - повышение коэффициента извлечения нефти в Западной Сибири, Арктика, шельф, баженовская свита, Восточная Сибирь или что-то еще?

      Павел Сорокин: Тут все просто. У нас задача - максимально использовать потенциал нашей нефтегазовой отрасли на благо страны.
      Это означает инвестиции и налоговые поступления. Для привлечения инвестиций нужны условия, чтобы компании вкладывали деньги - покупали российские услуги, российское оборудование и тем самым давали денежный поток для смежной промышленности. Это одна из наиболее важных задач.

     Для ее решения необходимо, чтобы для разработки всех тех категорий запасов, которые вы перечислили, существовали отечественные технологии, которые могут обеспечить производство. Частично они уже есть, частично им нужен горизонт планирования - те же 5-7 лет на разработку, внедрение и запуск в серию.
      Остальное - вопрос экономической рентабельности освоения этих категорий запасов при существующих технологиях и налоговой системе. Налоги возможны, когда есть рента.

      Если рента высокая, налогами можно изымать много и при этом у компании остается достаточная доходность. Если рента падает, а налоги не падают, то на каком-то этапе экономическая целесообразность, например, продолжать разработку месторождений ТРИЗ, исчезает.
      А если ничего не делается, то и выгоды нет ни для кого. Поэтому нужен баланс между этими двумя задачами - наращиванием инвестиций и потребностями бюджета, чтобы оба эти компонента в максимальной степени были в балансе.

      Изменились в результате пандемии планы России по развитию производств СПГ?

      Павел Сорокин: Планы остаются неизменными. К 2030 году мы должны занять 15-20% мирового рынка. Повторюсь, наш газ имеет множество конкурентных преимуществ.
      А по мере масштабного развития арктических кластеров и создания перевалочных пунктов на Камчатке и в Мурманске они будут только увеличиваться. Например, раскатав тот же Северный морской путь, сильно снизится себестоимость транспортировки. Есть ниша 200-250 млн тонн незаконтрактованных объемов на 2030 год, которые мы частично можем занять своей продукцией.
      Поскольку наш газ более конкурентоспособен, то вполне логично, что эту нишу должны занять наши производители. Над чем, собственно говоря, мы совместно с партнерами сейчас и работаем.

      Повлияла ли эпидемия на рынок труда в нефтегазовой отрасли? Сократился он или как-то изменился структурно, может быть?

      Павел Сорокин: Существенных изменений пока нет. Компании стараются сохранить максимальное количество людей, даже несмотря на те вызовы, которые пандемия преподносит.
      Крупнейшие производители наиболее успешно, эффективно и безопасно выстроили работу на вахтах, промыслах и заводах в период карантинных ограничений.
      Но в нефтесервисном сегменте, в связи с уменьшением количества заказов, наблюдаются негативные последствия - сокращение сотрудников, количества персонала, задействованного на объектах.

      Сейчас в правительстве ведется проработка ряда мер поддержки отечественного нефтесервиса. Обсуждается, в какой форме это может быть. Минэнерго предложило создать фонд незаконченных скважин. То есть бурить скважины, но не запускать их до момента завершения сделки ОПЕК+.
      Это нам позволит быстрее нарастить добычу, когда соглашение закончится, и поддержать нефтесервисные компании, обеспечив их работой уже сейчас.
      Текст: Сергей Тихонов
      rg.ru
      06/09/20


Углеродный налог сделает европейскую энергетику убыточной

        Евросоюз пытается заставить поставщиков углеродов заплатить за «энергетический переход», считает заместитель руководителя Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

      Углеродный налог
      Углеродный налог является экономической аномалией

      Заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев заявил, что Москва должна разработать меры внутреннего и внешнего реагирования на случай введения углеродного налога ЕС.

      Однако Дмитрий Анатольевич заявил о готовности РФ к переговорам с партнерами по этому вопросу на разных площадках.

      В Брюсселе планируют ввести налог на импортируемые товары с большим углеродным следом. Параметры этого фискального инструмента пока не ясны, но для России это важнейший вопрос, поскольку мы экспортируем в страны ЕС нефть, газ и уголь.

      Европа остается крупнейшим регионом российского углеродного экспорта, на который приходится 46% российских углеродных поставок. Если взять данные ФТС, то Россия экспортировала в страны Евросоюза такой продукции на 189 млрд долларов.

      Возможные убытки пока непонятны, но, по расчетам KPMG, они могут составить от 6 до 50 млрд долларов. Это чрезвычайные потери, поэтому данный вопрос взял под свой личный контроль такой влиятельный российский чиновник, как Медведев.

      «Размеры убытков можно обсуждать только в том случае, если существуют представление и точные данные о том, какой это будет налог и как он будет применяться на практике. Углеродный налог вообще может быть признан незаконным, поскольку он ограничивает свободу торговли.
      Этот законопроект ЕС является протекционистской мерой, противоречащей нормам ВТО», - констатирует Гривач.

      В случае если углеродный налог будет введен в виде жесткого фискального инструмента, это вызовет колоссальный скандал. Россия не является единственным поставщиком углеродов на европейский рынок. Еще есть США, Катар, Алжир и Норвегия.

      Поэтому либо европейцы сделают собственный энергетический рынок аномально дорогим, а местами и энергодефицитным, либо им придется выводить каких-то поставщиков из-под действия этого закона.
      Если таким поставщиком станут американцы с их СПГ, то это обернется кризисом европейского объединения. Поэтому в данной истории не все однозначно. ЕС пытается переложить свои убытки на других

      «Могут быть и другие формы углеродного налога, связанные с торговлей квотами на выброс, которые давно существуют в Евросоюзе, но пока нельзя говорить о конкретных параметрах данного проекта», - резюмирует Гривач.

      На текущий момент обсуждение углеродного налога находится на уровне слухов и спекуляций, хотя очевидны негативные тенденции.

      «Попытки Евросоюза переложить часть своих расходов по так называемому энергетическому переходу на других игроков рынка очевидны. Европа в таком виде определенно не является конкурентоспособной», - заключает Гривач.

      Под «энергетическим переходом» понимается программа альтернативной энергетики. Это ветряки, солнечные батареи и другие системы, которые делают электроэнергию слишком дорогой.
     Уже сегодня в Евросоюзе имеется негативный пример Дании.

      Если взять интересы России, то у нас есть опыт с Третьим энергопакетом и Газовой директивой ЕС, которые ограничивают работу «Северного потока-1» и «Северного потока-2», делая их эксплуатацию менее рентабельной.

      Практика показала, что эти европейские нормативные акты работают исключительно в отношении России и ее энергетических проектов.

      Углеродный налог приведет к спорам в ЕС

      Ведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заметил, что углеродный налог будет действовать в отношении всех поставщиков энергоресурсов.

      «Необходимо различать генеалогию углеродного налога ЕС и Третьего энергопакета. Основная цель Третьего энергопакета заключается в обеспечении равных конкурентных возможностей на европейском рынке энергоносителей.
      Это осуществляется путем выделения из одних рук оптовых поставок, т.е. газораспределительной системы, и розничной продажи», - констатирует Камкин.

      Компания «Газпром» хотела быть монополистом по всему спектру газовой деятельности в ЕС, стремясь выполнить все работы – от точки «А» до точки «Б». Евросоюз сделал ставку на создание конкурентных условий для различных поставщиков газа.

      «Политика Евросоюза заключается в разделении компаний на поставщиков газа, на компании-дистрибьютеры для промышленных компаний и домовладений.
      Еще тут заложен курс на диверсификацию поставок на европейский рынок», - резюмирует Камкин.

      Что касается углеродного налога, то по этому вопросу, как считает эксперт, осуществляется давление зеленого лобби. Оно сильно в Евросоюзе – это можно увидеть по Германии, которая взяла курс на отказ от угольной и атомной генераций.

      Данный процесс, во-первых, приведет к ставке Берлина на газ, которую как раз может ограничить углеродный налог, а во-вторых, к очень большим вложениям в альтернативную энергетику, которая нерентабельна по сравнению с углеводородами.

      Европейские надежды на ветряки и солнечные батареи провалились. Стоимость такой энергии будет неприемлемо большой, и мало кто в ЕС захочет добровольно пойти на эти расходы, поэтому и появилась идея переложить ответственность на поставщиков.

      «Мы видим на примере Калифорнии, что попытки полного отказа от традиционных источников энергии оборачиваются веерными отключениями электричества, причем то же самое может случиться в Евросоюзе», - заключает Камкин.

      Автор: Дмитрий Сикорский
      rueconomics.ru/
      26/08/20


Вирус обнуляет цену нефти и газа

        Аналитики рейтингового агентства "Moody’s" считают, что пандемия COVID-19 продлевает период неопределенности на рынке нефти и газа, при этом упавшие из-за неё цены будут целиком зависеть от темпов восстановления мировой экономики.
     "Moody’s" предполагает так же, что в условиях пикирующего спроса на нефть и усиления давления со стороны регуляторов, компании будут сокращать инвестиции в новые добывающие проекты, параллельно увеличивая расходы на новые технологии, включая альтернативную энергетику.


      Moody’s
      В новом исследовании "Moody’s" пишет, что "масштабные потрясения, которые испытали рынки от пандемии коронавируса и отключение глобальной экономики в первой половине 2020 года окажет длительное воздействие на мировую нефтегазовую индустрию, нарушив долгосрочную структуру энергопотребления в развитых странах, а также повысит волатильность цен на нефть и газ на фоне постепенной перебалансировки рынка".
      При этом "рост индустрии замедлится из-за большей неопределенности в отношении будущего спроса и меняющегося нормативно-правового регулирования.

      Мы ожидаем шаткого, длительного восстановления спроса на нефть и газ в условиях перестройки мировой экономической активности, особенно на главных рынках потребления — в Китае, Юго-Восточной Азии и США"— пишут эксперты агентства.

      При этом "сфера предложения будет стимулировать перебалансировку нефтяного рынка, что потребует от группы производителей ОПЕК+ сохранять дисциплинированность в производстве по меньшей мере в течение двух лет — чтобы спрос восстанавливался быстрее, чем предложение".

      Так же аналитики агентства напоминают, что "мировые производители из стран ОПЕК+ и стран, не входящих в ОПЕК, в мае 2020 года отреагировали на резкое снижение спроса и цен изъятием с рынка около 10 млн баррелей в день — это около 10% общего мирового производства в 2019 году.

     По мере того, как спрос на нефть начнет восстанавливаться, мировой индустрии придется решать вопрос с хранящимися рекордными запасами сырой нефти и нефтепродуктов, что замедлит перебалансировку рынка".

      Далее, они ожидают, что "волатильность цен на нефть и газ будет оставаться высокой в ближайшем времени, однако в среднесрочном периоде можно ожидать определенного восстановления и стабилизации на уровне $45–65 за баррель — в 2021 году в районе $40 для марки WTI, и $45 за Brent".

      При этом некоторые производители из стран, не входящих в ОПЕК, скорее всего возобновят производство сланцевой нефти при приближении цен к отметке $50, что лишь усилит нестабильность восстановления цен, если спрос будет расти медленно.

      "Более низкие цены сами по себе не стимулируют рост спроса на нефтепродукты из-за продолжающейся перенасыщенности рынка сырой нефтью" и потому все будет зависеть от темпов восстановления глобальной экономики.

      Вице-президент и старший аналитик "Moody’s" Мартин Фуйерик полагает, что "снижение транспортной активности и туризма в Европе и на других развитых рынках вызовет «потрясения» для региональных операций по нефтепереработке, что усугубится усилением требований властей по сокращению парниковых выбросов."

      Так, например, план государственной помощи французской авиакомпании "Air France" подразумевает сокращение ей кол-ва внутренних рейсов, а такие изменения еще больше повлияют на ситуацию с запасами ряда нефтепродуктов, заставляя компании сокращать переработку, закрывая или перепрофилируя свои европейские НПЗ.

      "Еще до пандемии многие крупные интегрированные компании были в авангарде изменений энергетического рынка, в последние пару лет многие из них активизировали свои усилия по сокращению парниковых выбросов, увеличив бюджеты на переход к технологиям и производству с меньшими выбросами.

      Такие затраты, в частности, включают в себя инвестиции в возобновляемую энергию, биотопливо, поглотители углерода, технологии для экономики замкнутого цикла с высоким уровнем переработки отходов".
      При этом "большинство компаний не будут повышать такие инвестиции в 2020 году, ведь чтобы компенсировать снижение цен и поступление денежных средств, им придется снизить капиталовложения на 30%.

      Однако по мере того, как в 2021 году большинство интегрированных компаний скорее всего возобновят свои инвестиции в традиционные нефтегазовые операции, им придется делать это под более пристальным вниманием властей и регуляторов.
      Ведь по мере роста рисков для спроса на нефть в будущем, размещение капиталов в развитие новых нефтяных проектов будет сопряжено с более жесткими требованиями регуляторов".

      - пишут СМИ
      26.08.20


Турция намерена увеличить закупки природного газа у Азербайджана

   О намерении увеличить закупку природного газа у Азербайджана заявил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу 12 августа на совместной пресс-конференции в Анкаре с министром иностранных дел Азербайджана Джейхуном Байрамовым.

      «Мы продолжим свои усилия для расширения двухсторонних взаимоотношений (с Азербайджаном) во всех областях», — заявил Чавошоглу.
      Глава МИД Турции отметил, что Азербайджан уже вышел на первое место по поставкам природного газа в Турцию, и в будущем объем закупок будет увеличиваться.
      Напомним, в марте 2020 г. Россия уступила первое место по поставкам газа в Турцию Азербайджану. Азербайджан в мае 2020 г. поставил в Турцию 33% газа, Катар — 19,5%, а Россия — только 12,74%.
     Объем поставок газа из России в Турцию продолжает падать. Трубопровод «Голубой поток» простаивает, а трубопровод «Турецкий поток» загружен лишь наполовину.
     
yandex.ru
      13/08/20


Нефть дорожает на падении запасов в США и одобрении вакцины против COVID-19 в РФ

   Нефть подорожала в ходе утренних торгов. Поддержку ценам оказали данные Американского института нефти (API) о большем, чем ожидалось, падении запасов черного золота в США.
      Дополнительную поддержку рынкам оказало заявление о том, что в России регулирующими органами одобрена первая в мире вакцина против COVID-19.


      Запасы сырой нефти в Соединенных Штатах сократились на 4,4 млн барр.
      при прогнозном снижении на 3,2 млн барр. Об этом свидетельствуют данные API.

      Стоимость барреля октябрьской нефти Brent 12 августа к 8:00 по Киеву составила $44,67 (+0,38%). Баррель сентябрьской нефти WTI торговался по $41,73 (+0,29%). Предыдущие торги по эталонам завершились на уровне $44,50 и $41,61 соответственно.

      Поддерживая цены на нефть, Россия объявила об одобрении вакцины от COVID-19. Президент РФ 11 августа заявил, что вакцина Sputnik-V от COVID-19 местного производства получила одобрение регулирующих органов после менее чем двух месяцев испытаний на людях.
     Министр здравоохранения России Михаил Мурашко заявил в тот же день, что вакцина «доказала свою высокую эффективность и безопасность» и в октябре запланирована массовая вакцинация. Это вселяет надежды инвесторов на восстановление спроса на топливо у одного из крупнейших ее производителей.

      Между тем, есть признаки того, что Белый дом примет дополнительные меры, направленные на восстановление экономики США. Президент США Дональд Трамп накануне заявил, что рассматривает возможность снижения налогов на прирост капитала и налогов на прибыль для семей со средним доходом, что также способствовало росту мировых цен на нефть.
      По материалам API, Investing.com, enkorr

     
enkorr.ua
      12.08.20


Новая энергетическая стратегия России: по «Северному потоку — 2» будет поставляться водород (Handelsblatt, Германия)

        Европа планирует переход к водороду в качестве энергоносителя, и Россия не отстает. Министерство энергетики представило план по развитию альтернативной энергетики: новая водородная отрасль должна возникнуть к 2024 году.
      И ей тоже пригодится трубопровод «Северный поток — 2», сообщает Handelsblatt.

      производство водорода
      Россия тоже делает ставку на новые виды энергии: до 2024 года планируется наладить производство водорода. Главную роль при этом будут играть государственные концерны «Газпром» и «Росатом».

      Поскольку Европа планирует переход к водороду в качестве энергоносителя, России тоже приходится перестраиваться.
      У нее попросту нет иного выхода: будучи крупнейшим экспортером нефти и газа на континенте, она стремится сохранить лидирующие позиции на энергетическом рынке.

      На днях российское министерство энергетики представило план по развитию отечественного водорода. К 2024 году должна возникнуть совершенно новая отрасль.

      А до конца этого года предполагается разработать концепцию и определить меры поддержки для пилотных проектов. В начале 2021-го правительство намерено заняться созданием стимулов для экспортеров и потребителей на внутреннем рынке, чтобы те постепенно переходили на водород.

      Пионеры этой «зеленой революции» уже определены: государственные концерны «Газпром» и «Росатом». Пока они оба известны как гиганты традиционной энергетики (пусть даже Москва считает атомную энергетику альтернативной и экологически чистой).
      Есть и третья заинтересованная компания (правда, пока без конкретного проекта) — конкурент Газпрома «Новатэк».

      Поговаривают, что Газпром может уже в следующем году построить и протестировать водородную турбину. С точки зрения Германии, это представляет интерес в связи с намечающимся партнерством между компанией «Газпром Энергохолдинг» и концерном Siemens.
      Отвечающая за производство газовых турбин «дочка» Siemens STGT в настоящий момент не без проблем «разводится» со своими российскими партнерами из компании «Силовые машины». По информации СМИ, «Газпром Энергохолдинг» уже готов заключить новое партнерство.

      Кроме того, Газпром к 2024 году намерен использовать в других газовых установках водород. В частности, речь идет о газовых электростанциях, но также и о простых газовых бойлерах.

      Росатом в свою очередь намерен построить к 2024 году испытательный полигон для поездов на водородной тяге.
      Конкретно речь идет о железнодорожном сообщении с островом Сахалин, где российский атомный монополист собирается совместно с ОАО «Российские Железные Дороги» и машиностроительным концерном «Трансмашхолдинг» заняться переоборудованием поездов на водород.

      Сейчас в России «серый кислород» добывается из полезных ископаемых. При этом, однако, в атмосферу выбрасывается большое количество диоксида углерода.

      Но теперь Москва намерена сделать ставку на чистую энергию: Газпром планирует производство так называемого «серого кислорода», который добывается при нагреве и расщеплении метана — главного элемента природного газа.
      Путем пиролиза метана вместо СО2 в качестве отхода возникает твердый углерод — то есть пепел, который можно использовать в качестве удобрения.

      Газопроводы для транспортировки водорода

      По словам главного аналитика по энергетическим вопросам Высшей школы управления «Сколково» Юрия Мельникова, производство водорода предполагается наладить неподалеку от рынков сбыта. Для Газпрома речь при этом идет в первую очередь о Европе.
      Компания уже зондирует почву для реализации проектов на территории ЕС. Кроме того, существует возможность по транспортировке водорода по газопроводам.

      Ведь при массовом переходе европейцев на водород России пришлось бы иначе попросту заморозить эти газопроводы. Так, например, еще недостроенная труба «Северного потока — 2» стоимостью порядка 8,5 миллиарда евро при полной загрузке окупится в течение десяти лет.
      Если производство водорода в Европе приведет в серьезному сокращению импорта газа, «Северный поток — 2» может оказаться инвестиционным провалом.

      Ввиду всего этого Газпром работает над тем, чтобы заполнить трубу по крайней мере газовой смесью. В старые трубы можно наряду с природным газом закачать также 20% водорода. В новых же трубах, таких как «Северный поток», его доля, по оценке Газпрома, может достигать даже 70%.

      Объем европейского водородного рынка, по мнению руководства концерна, к 2050 году может достигнуть 153 миллиардов евро. Российское министерство энергетики склоняется к тому, что «вилка» составит от 32 до 164 миллиардов евро.

      При этом на родине у Газпрома может появиться крупный конкурент в производстве водорода. Росатом при производстве делает ставку на так называемый «желтый» водород, возникающий в процессе электролиза воды. Этот метод считается одним из самых чистых.
      Впрочем, сам электролиз Росатом намерен осуществлять при помощи атомной энергии, и это вызывает скепсис в ряде стран Европы, в том числе и в Германии.

      Тем не менее Николай Пономарев-Степной, научный советник генерального директора Росатома Алексея Лихачева, убежден, что концерн к 2050 году способен нарастить производство водорода до 50 миллионов тонн в год.

      Что касается потенциальных инвестиций в развитие сектора, то пока все заинтересованные стороны хранят молчание. Понятно, однако, что Росатом уже получил от государства средства на первые испытания. Добыча водорода — часть программы «Атомная наука, техника и технологии», ориентировочная стоимость которой достигает 1,1 миллиарда евро. Половина этой суммы приходится на государственный бюджет.
      Впрочем, если решение о расширении производства водорода будет принято, то эта сумма вырастет в несколько раз.

      В принципе, суммы вполне подъемны для обоих концернов. Газпром в 2019 году заработал в пересчете порядка 14,5 миллиарда евро. Доходы Росатома сопоставимы.
      Насчет его прибыли информации в открытом доступе нет.

      inosmi.ru/ Handelsblatt, Германия
      28/07/20


Сокращение сокращения: готов ли нефтяной рынок к увеличению добычи черного золота?

        Сегодня комитет ОПЕК+ решит, пора ли членам альянса ослабить сокращение добычи черного золота, за что выступает Саудовская Аравия.
      В среду, 15 июля, в режиме вебинара пройдет заседание министерского мониторингового комитета ОПЕК+.
     На ней участники оценят текущие результаты соглашения о сокращении добычи нефти, а также готовность рынка к высвобождению около 2 млн баррелей в сутки с августа в рамках второго этапа сделки.
      увеличение добычи

      Накануне уже состоялось заседание технического комитета экспертов ОПЕК+. Известно, что альянс улучшил выполнение сделки в июне до 107% после майских 87%.

      Новые договоренности ОПЕК+ о сокращении добычи нефти на 9,7 млн баррелей в сутки на два месяца начали действовать с мая, а 6 июня они были продлены на июль. Однако на фоне опасений по поводу пандемии COVID-19 и ее влияния на спрос не исключался вариант продления договоренностей и на август.

      Согласно первоначальному варианту, далее объем сокращений должен снизиться до 7,7 млн баррелей в сутки – на период до конца года, и до 5,8 млн – до конца апреля 2022 года.
     Точкой отсчета взят октябрь 2018 года, но для России и Саудовской Аравии этот показатель стал в 11 млн баррелей в сутки, от которых по аналогии идет снижение на 23%, 18% и 14% соответственно.

      При этом страны, недовыполнявшие свои обязательства в мае и июне, обязались компенсировать это в течение квартала. Среди них такие страны, как Ирак, Казахстан, Нигерия, Ангола и Габон.

      И действительно, в июне они все же улучшили свои показатели, хотя и не в полной мере. По данным доклада для техкомитета ОПЕК+, Ангола выполнила обязательства на 87%, Ирак – на 88%, Нигерия – на 78%, Казахстан – на 94%.
      При этом в числе отстающих остались такие сравнительно маленькие производители черного золота, как Габон (40%), Конго (41%), ухудшила соблюдение соглашения и Экваториальная Гвинея (45%).

      На этой неделе ОПЕК и Международное энергетическое агентство (МЭА) представили свои ежемесячные отчеты по рынку нефти. Обе организации улучшили прогноз по спросу на черное золото в мире в 2020 году.
      Они также ожидают в 2021 году возвращения спроса к росту, хотя и подчеркивают осторожность и сохраняющуюся неопределенность прогнозов.

      По словам министра энергетики РФ Александр Новака, ожидается, что в июле мировой спрос и предложение на рынке нефти выйдут в баланс или даже в дефицит предложения.

      Именно такие положительные сигналы на рынке нефти могут говорить о том, что рынок черного золота вполне готов к переходу на второй этап сделки ОПЕК+.

      По информации агентства "Прайм", Саудовская Аравия уже проводит переговоры внутри ОПЕК+ по смягчению сокращения добычи нефти альянсом в августе. Сокращение в таком случае может достигнуть 7,7 млн баррелей в сутки, а добыча будет поднята на 2 млн баррелей в сутки от текущего уровня.

      Аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков также считает, что с августа объем добычи должен возрасти.

      "Страны восстанавливаются, и, если ОПЕК+ продолжат максимальный объем сокращения, цены будут расти и станут вновь рентабельными американские сланцевые проекты. Поэтому здесь ОПЕК+ начинает конкурировать с США, и вопрос в том, кто займет рынки сбыта.
      Я думаю, что ОПЕК+ примет решение повысить добычу и займет рынки. Да, это будет несколько негативно для цен, но тем не менее. И по мере восстановления спроса на нефть мы будем еще долго видеть волнообразные изменения цен", – отметил Юшков в беседе с Baltnews.

      Тогда остается вопрос о том, насколько повышать добычу черного золота, и всем ли это делать.
      Нельзя забывать и о "двоечниках" сделки ОПЕК+ – тех странах, которые так и не выполнили в полной мере свои обещания по сокращению добычи.

      baltnews.ee
      15/07/20


Российская нефть Urals торгуется с рекордной премией

  22.06.20  Трейдеры констатируют стремительное восстановление активности покупателей. Российская нефть, которая в марте торговалась с максимальным дисконтом за последний 21 год, вновь в цене — в четверг Urals была продана с рекордной премией. По данным Platts, компания Shell приобрела 100 000 тонн у Glencore с поставкой 28 июня — 2 июля CIF в Роттердаме с премией в $1.55 за баррель к Dated Brent.

      Тем временем, Litasko (торговая компания Lukoil) выставила заявку на покупку 80 000 тонн Urals с поставкой 1—5 июля в порту Августа на условиях CIF с премией в $2.50 за баррель.
      Происходящие изменения отражают сокращение предложения на рынке в виду сделки ОПЕК+ и вынужденного снижения добычи, а также улучшение показателя спроса. Сырьевой трейдер Trafigura, который одним из первых забил тревогу о падении спроса в разгар пандемии, констатировал его восстановление почти на 90% относительно докризисного уровня, хотя признал, что степень улучшения варьируется в зависимости от географического положения.
      О росте спроса сообщает и второй крупнейший трейдер Vitol — в компании ожидают, что еженедельный прирост в июне составит 1.4 млн баррелей в день.
     
profinance.ru
     


Нефтегазовый рынок

- Когда увеличится экспорт газа из России в Европу

- Сможет ли Россия увеличить присутствие на азиатских рынках нефти и газа

- Мировая газовая война XXI века

- Последствия нефтяной войны

- Риск обвала цен на нефть сохранится и после победы над эпидемией

- В Польше хотят добиваться ареста активов "Северного потока-2"

- Крупнейшая сделка в истории по сокращению добычи нефти оформлена

- «Это нефтяное уравнение не решается»: чем ответит Путин на ультиматум Трампа?

- Саудиты могут сорвать сделку

- Россия и саудиты идут к нефтяному миру

- Нефть дорожает в надежде на сокращение нефтедобычи после переговоров Трампа и Путина

- Нефть, газ и мировая экономика в условиях коронавирусной турбулентности

- The Times (Великобритания): нефтяные компании попали в опасное предкризисное состояние

- Паника проигравшихся картежников. Владиcлав Иноземцев о причинах и последствиях обвала цен на мировом рынке нефти

- Tehran Times (Иран): снижение цен на нефть позволит России влиять на американский нефтяной экспорт

- Началась великая нефтяная война 2020 года

- Россия против Саудовской Аравии — кто проиграет ценовую войну?

- ОПЕК+ соберется для галочки?

- Мировой рынок СПГ "пухнет" от перепроизводства

- Минск готов остановить «Дружбу» из-за премии российским нефтяникам

- Запад им поможет

- Разуваев объяснил, почему Белоруссия согласилась на условия России по нефти

- Голубой бум

- Соседи готовы помочь Беларуси с нефтью. Вопрос в цене

- «Газпрому» предсказали прямое столкновение с США

- В 2020 году на нефтяном рынке ужесточится конкуренция

- "Чистой воды шантаж". Эксперт — о переговорах с Лукашенко по нефти

- Козак: Правительство России не регулирует цены на нефть для Беларуси

- Interia (Польша): традиционные производители нефти могут вернуться в игру

2019 год

- Большое газовое перемирие

- Козыри на руках ОПЕК

- Дело — труба: «Сила Сибири» не оставит места американскому СПГ

- ОПЕК похоронит сланцевую нефть

- Польша решила обхитрить Россию: она купит газ у США и продаст Украине

- Киев объявит российский газ контрабандой и начнет операцию «Конфискация»

- Польская труба проткнула газовый пузырь Украины

- Электричество дорожает в Прибалтике

- Предсказано катастрофическое усиление жары

- Падение добычи в Эквадоре

- ОПЕК надеется на Путина

- В Польше заявили об отказе от российского газа

- Biznes Alert: формирование союза Польши, Украины и США на почве СПГ и искушение со стороны Газпрома

- Рассмотрение апелляции на решение Суда ЕС по газопроводу OPAL может занять до трех лет - Шефчович

- Додон получил скидку

- Россия согласует с "партнерами" дату стрелки

- Urals будет дешеветь

- Соглашение о евроассоциации заставляет Украину прокачивать газ из РФ в ЕС без контракта

- Latest News - Европа может ответить США, а Украина ищет газ в Румынии

- Каспий неспешно становится русским

- Украина и Молдавия ищут новые пути для российского газа

- Россия и Китай поддержат Иран в вопросе ограничений Транскаспийского газопровода

- Украина будет заменять российский дизель белорусским

- "Нафтогаз" тонет, но не сдаётся

- Наступает эпоха "почти бесплатного" сжиженного газа. Это надолго?
рынок нефти и газа

- Украина готовится к полной остановке газового транзита

- Додон хочет скидку на газ
- Азербайджан увеличил торговлю газом

- Украина пошла на хутор принцип

- Медведев не против транзита. Украина против

- Donya-e Eqtesad: главные приоритеты ОПЕК+

- Турция шантажирует "Турецкий поток"

- Мир под угрозой: Трамп обрушил нефть и Китай

- «Остаточно прощавай» подкрался незаметно

- Российская нефть под шумок захватывает рынок США

- Трамп снова призывает снизить цены

- Польша получила от ЕК одобрямс и деньги

- «Приняли к сведению»: оператор «Северного потока 2» прокомментировал поправки к Газовой директиве ЕС

- Россия возобновила импорт туркменского газа

- И рыбку съесть, и на ёлку влезть

- Газпром готов продлить контракт

- Американский бизнес: билль NOPEC взвинтит нефтяные цены до рекорда

- Вторая сланцевая революция: американцы зачищают нефтяной рынок

- Узбекистан перенес строительство НПЗ

- Asia Nnikkei: Российский проект «Арктика СПГ» хочет прийти в Японию

- Рост спроса на СПГ существенно превышает будущие возможности США

- Frankfurter Allgemeine Zeitung: «Критика поляков и украинцев лишь маскирует суть вопроса»

- Конкурент Порошенко обещает изгнать Россию с газового рынка

- Головой в забор 2, или, кажется, транзита не будет

- Почему судьба ОПЕК зависит от одного решения России

- Европа вслед за США отказывается от венесуэльской нефти

- Handelsblatt: Россия и Украина спорят о транзите газа — Европе грозят перебои в поставках

- Эксперт оценил переговоры по транзиту

- Почему с Украиной все равно придется договариваться по газу

- Ученые ждут похолодание через год

- Деградация по-европейски. На Кипре начал дешеветь бензин

- "Нафтогаз" может стать "Нафталингазом"

ti
Сделано в ORBI        Рынок нефти и газа 2014-2020           +7 (909) 995-9523     GlobalWebTrade@ya.ru