рынок нефти и газа
обзоры и новости мирового рынка нефти и газа

Нефть       Газ       Добыча       Транспортировка       Компании       Рынок нефти и газа       Нефтепродукты транспорт       Политика и энергетика       Архив Россия   Украина Беларусь   Прибалтика   Европа   США   Южная Америка   Китай Индия   Ближний восток

Рынок нефти и газа

Новости нефти и газа

(если у Вас где-то открывается неверная или старая страница - возможно это кэш Вашего браузера - нажмите F5)

Минск готов остановить «Дружбу» из-за премии российским нефтяникам

        В нефтяных спорах с Россией Александр Лукашенко все время упоминает о некоей «премии» – наценке, которую Белоруссия должна платить российским поставщикам нефти.
      Минск настаивает, чтобы эта премия была отменена, и даже угрожает отбирать топливо из транзитного нефтепровода.
      Откуда взялась эта наценка и почему российские нефтяники не в силах ее отменить?


      трубопровод дружба
      «Беларусь никогда никому не угрожала и угрожать не собирается – как в сфере экономики, так и в военной сфере.
      Говоря об экономике, я имею в виду последние заявления и шквал критики в наш адрес со стороны России, что мы якобы угрожаем то ли прекратить поставки нефти на Запад, то ли разразились угрозами, что будем брать нефть из транзитного нефтепровода для обеспечения наших НПЗ.

      Еще раз хочу подчеркнуть: межправительственное соглашение между Россией и Белоруссией предусматривает поставку в Беларусь 24 миллионов тонн нефти. Вот и все»,
      – сообщил Александр Лукашенко в понедельник в ходе встречи с руководителями национального пограничного комитета.

      Сделанное 14 февраля заявление Лукашенко («Если из России не будет поставлена нефть в нужных объемах, мы начнем отбор из транзитной трубы»), действительно вызвало бурю критики в российских СМИ. Особенно вызывающе это высказывание прозвучало в контексте уже достигнутых результатов сложных переговоров.

      Всего за неделю до этого первый вице-премьер правительства Белоруссии Дмитрий Крутой по итогам очередного этапа переговоров говорил, что белорусские НПЗ «будут покупать нефть по договоренности с российскими нефтяными компаниями по ценам, которые устанавливаются на мировом рынке».
      Но очередной демарш белорусского президента обнулил эти договоренности.

      На сегодняшний день главным неурегулированным вопросом по возобновлению поставок российской нефти в Белоруссию является такой компонент ценообразования, как премия компаниям-поставщикам. По разным сведениям, она составляет от 6 до 10 долларов за тонну нефти.
      Как пояснял Дмитрий Крутой, в 2012–2015 годах в соглашении между «Белнефтехимом», двумя белорусскими НПЗ и российскими нефтедобывающими компаниями из числа «большой пятерки» («Роснефть», «Лукойл», «Газпром нефть» и др.) эта премия «существовала юридически».

      Однако с 2015 года Россия начала поэтапную реализацию налогового маневра в нефтяной отрасли, который, в частности, для Белоруссии предполагает, что цена на нефть для ее НПЗ будет постепенно повышаться до мирового уровня.
      Технически это произойдет за счет обнуления экспортной пошлины, от которой Белоруссия освобождена, что позволяло ей получать крупные дополнительные доходы – до 1,5 млрд долларов в год.
      Поэтому снижение ставки экспортной пошлины при одновременном повышении налога на добычу полезных ископаемых, который взимается «на скважине», автоматически означает подорожание нефти для белорусских НПЗ (как, впрочем, и для российских переработчиков).

      На данный момент, отметил Дмитрий Крутой, цена нефти для Белоруссии на 17% ниже мировой. Но к 2024 году, когда Россия обнулит экспортную пошлину, Белоруссии придется покупать у нее нефть по мировым ценам, поэтому белорусская сторона хочет заблаговременно добиться отмены премии, которую закладывают в стоимость сырья российские поставщики.
      Когда Белоруссия платила за российскую нефть лишь половину мировой цены, премия поставщикам, признал Крутой, имела какой-то экономический смысл.
     Теперь же, «когда для нас мировая цена уже сжалась, платить эту премию – сумасшествие», заявил белорусский вице-премьер.

      Позицию российской стороны по премии в цене нефти для Белоруссии еще в январе представил вице-премьер Дмитрий Козак.
      «Надбавка к цене, которая существовала и которую наши белорусские коллеги хотят централизованно отменить, потребует радикальной перестройки принципов функционирования российской нефтяной отрасли, – сообщил он по итогам очередного этапа переговоров, проходившего в Ялте.
      – Если компании договорятся о том, чтобы поставлять по какой-то другой цене, они договорятся.
      Мы не будем препятствовать, мы будем приветствовать это.
      Если не договорятся, мы не можем вмешиваться, у нас административного регулирования цен на нефть нет, там действует рыночный механизм».

      При этом еще в прошлом декабре белорусской стороне был предложен механизм отрицательного (обратного) акциза в виде компенсации за налоговый маневр, которая уже действует для российских НПЗ.
      Иными словами, российские власти в переговорах с Белоруссией вполне четко разделяют сферы, которые государство регулирует (обратный акциз) и не регулирует (условия коммерческих контрактов на поставки нефти).

      Другое дело, готова ли принять такие принципы Белоруссия, где нефтяная отрасль полностью контролируется государством.
      Исходя из представленной Козаком логики, переговоры об отмене премии должны вестись между «Белнефтехимом», в структуру которого входят Мозырский и Новополоцкий НПЗ, и российскими добытчиками нефти.

      И нельзя сказать, что подобные переговоры обречены на неуспех, поскольку с одним из поставщиков – группой «Сафмар» Михаила Гуцериева – достичь договоренностей об отмене премии Белоруссии уже удалось.
      В январе именно этот холдинг стал основным поставщиком российской нефти в Белоруссию после того, как остальные компании прекратили отгрузку из-за невозможности договориться по цене.

     По имеющимся данным, в январе «Сафмар» направил в Белоруссию 750 тысяч тонн нефти – чуть больше трети от прежних стандартных ежемесячных поставок (2 млн тонн). Кроме того, на днях появилась информация о том, что компании группы «Сафмар» стали поставлять нефтепродукты на белорусские АЗС российских компаний – «Роснефти», «Газпром нефти», «Лукойла» и «Татнефти».

      Большая надежда на малых нефтяников

      В Белоруссии рассчитывают на то, что договориться о поставках нефти без премии получится и с другими небольшими российскими добытчиками.
      Как сообщил в недавнем интервью Дмитрий Крутой, раньше средние и мелкие российские нефтедобывающие компании не имели доступа к экспортной «трубе» и в принципе не могли получить для поставок в Белоруссию транзитную декларацию.
      Но теперь, добавил белорусский вице-премьер, если эта группа поставщиков посчитает, что им проще «зайти в трубу», то им будет выгодно договориться о поставках в Белоруссию.

      В неофициальных источниках уже утверждается, что одной из небольших компаний, которые рассматривают возможность поставок нефти без премии на белорусский рынок, является «УДС-нефть», ведущая добычу в Удмуртии.
      Если этих «капель в море» будет много, отметил Крутой, эти объемы отчасти обеспечат потребности внутреннего рынка Белоруссии и какие-то минимальные экспортные контракты.

      Доступ к «трубе» у малых добывающих компаний есть, все вопросы по экспортным контрактам можно решить прозрачно, заранее зарезервировав мощности у «Транснефти», отмечает источник газеты ВЗГЛЯД в нефтяной отрасли.
      Но, по его словам, возможность экспортировать нефть в Белоруссию у небольших добывающих компаний пока сугубо теоретическая: «Во-первых, – поясняет собеседник, – должна быть проявлена инициатива с белорусской стороны, а содержательных предложений, насколько мне известно, не поступало.
      А во-вторых, для компаний поставки нефти для Белоруссии без премии должны быть выгодны самим компаниям, в чем есть немало сомнений. Примеры небольших добытчиков, которые поставляют нефть по «Дружбе», есть, и они при этом получают от своих покупателей премию как надбавку за качество нефти.

      Когда покупатель настроен на долгосрочные отношения с поставщиком, он сам предлагает ему премию, чтобы поставщик не ушел. И если сейчас появятся предложения с белорусской стороны поставлять нефть без премии, то в чем будет мотивация для добытчиков?».

      При этом нужно учитывать еще несколько факторов ценообразования.
      Российская нефтяная смесь Urals на мировом рынке стоит ниже североморской смеси Brent, а расстояние до белорусских НПЗ существенно меньше, чем до европейских.
      Поэтому премия за поставки на белорусский рынок исторически выступала для российских компаний некой корректировкой на стоимость Urals в Европе и логистику.
      Кроме того, белорусские НПЗ изначально строились для работы с этой нефтью, и до недавнего времени все попытки найти серьезные альтернативы российским поставкам ни к чему не приводили.

      Рискованный шантаж

      Так или иначе, быстро компенсировать падение поставок российской нефти на белорусские НПЗ не получится – отсюда и заявления Лукашенко о готовности отбирать нефть из «Дружбы». Примечательно, что это уже не первая подобная угроза.

      В начале 2007 года, когда Россия ввела пошлины на поставку нефти в Белоруссию, контракты с российскими компаниями были тут же отозваны, а на прокачку нефти по «Дружбе» Белоруссия ввела собственные пошлины, причем задним числом. Одновременно было инициировано административное дело в отношении тогдашнего главы «Транснефти» Семена Вайнштока, которому прислали повестку в суд в Гомеле.
      В ответ Вайншток заявил, что в Белоруссии стала пропадать нефть, предназначенная для поставок по «Дружбе» в Польшу, Германию и на Украину.

      Дальнейшее развитие событий было привычным: многочасовые внеплановые переговоры в Москве и привычная уступка со стороны России – ставка экспортной пошлины для Белоруссии была снижена более чем втрое, с 180 до 53 долларов за тонну нефти.
      А начиная с 2011 года Россия и вовсе отменила пошлины на российскую нефть, поставляемую в Белоруссию – экономический эффект этого решения для соседа оценивался почти в 4 млрд долларов.

      Теперь же Белоруссия, пытаясь обосновать свое право забирать транзитную нефть из «Дружбы», апеллирует к межправительственному соглашению, в рамках которого был утвержден индикативный баланс поставок российской нефти в Белоруссию в объеме 24 млн тонн в год.

      Однако индикативный баланс, отмечает Иван Лизан, редактор и аналитик портала «СОНАР-2050», посвященного перспективам Союзного государства России и Белоруссии, используется для планирования производства и прогнозирования спроса и предложения.
      В нем установлены примерные объемы поставок нефти, но нет ни слова о ее цене и тем более о ставке транзита.

      Не нужно путать, подчеркивает эксперт, индикативные балансы в рамках Союзного государства, которые заключают правительства и согласовывают профильные министерства, с контрактами между субъектами хозяйствования – «Белнефтехимом», российскими поставщиками нефти и операторами нефтепровода «Дружба»:
     «Если поставщик не согласен с предложением покупателя, невозможно его заставить продавать нефть по той цене, на которую он не согласен – это базовый принцип свободы сделки. На данный момент контрактов на поставку российской нефти в Белоруссию нет.
     

     Перевести спор в судебную плоскость вряд ли получится, поскольку у Минска будут проблемы с доказательством какого-либо умысла России. Ее правительство не против контракта – оно уже дало пас компаниям.
      Компании не согласны с предложенной ценой, так как не хотят торговать нефтью в убыток или просто в ноль (то есть без премии), но доказать, что они имеют умысел против Белоруссии, невозможно – всем другим они продают нефть по рыночной цене.
      Поэтому остается вести переговоры до того момента, пока стороны не придут к соглашению».

      Однако Белоруссия вполне может привести свою угрозу в исполнение, поскольку физический доступ к «трубе» у нее есть, следовательно, несанкционированный отбор нефти всегда возможен, считает Лизан. Тем более из второстепенных нефтепроводов, входящих в структуру «Дружбы», уже откачивается так называемая технологическая нефть, необходимая для поддержания «трубы» в рабочем состоянии.
      Сами по себе подобные действия могут иметь плачевные результаты, как показывает недавний украинский опыт.

      В 2014 году по указанию олигарха Игоря Коломойского для производства горючего для украинских вооруженных сил была откачана технологическая нефть из трубопроводов, ведущих к Кременчугскому и Лисичанскому НПЗ, после чего часть их мощностей вышла из строя.

      В случае же, если Белоруссия действительно начнет отбирать из «Дружбы» нефть, предназначенную для Европы, просматривается как минимум три последствия, считает Иван Лизан.
      Во-первых, политический скандал с непредсказуемым развитием; во-вторых, штраф или суд с долгим «разбором полетов»; в-третьих, могут быть приняты меры в отношении белорусской продукции на российском рынке, как это уже не раз происходило в момент обострения российско-белорусских отношений.

     
vz.ru
      18.02.20


Запад им поможет

  16.02.20       Беларусь договаривается с Польшей о поставках американской и ближневосточной нефти по нефтепроводу "Дружба" - заявил в пятницу Александр Лукашенко. "Тогда уже не Россия будет по нему поставлять нефть на Запад, а Беларусь - качать из Европы" – цитирует его белорусское "БелТА".

      Как рассчитывает Лукашенко, американцы могут помочь Белоруссии в поставках нефти через балтийские порты. В частности, Белоруссия предложила Литве и Латвии прокачивать сырую нефть через их территорию, перерабатывать ее на белорусских НПЗ и таким образом "обеспечить весь прибалтийский регион".
      Так он хочет снабжать сырьем новополоцкий НПЗ "Нафтан", а на Мозырский НПЗ, по словам Лукашенко, может поступать нефть, доставленная по Черному морю.
      "Мы сейчас из Гданьска — купим у Саудовской Аравии, Эмиратов, Соединенных Штатов Америки — поставим по трубе... А предприятие затем обеспечит своей продукцией всю Украину и частично Европу" – сказал Лукашенко.
      Похоже, колхозник совсем спятил.


Разуваев объяснил, почему Белоруссия согласилась на условия России по нефти

        Белоруссия продолжит, как и прежде, закупать российскую нефть, но теперь — без скидок.
      Минск согласился получать черное золото по мировым ценам. По словам заместителя главы администрации президента РФ Дмитрия Козака, отказ Москвы снизить цену объясняется невозможностью административного регулирования нефтяного рынка.

      PGNiG
      Тем не менее, по сравнению с другими альтернативами, предложенная Россией цена все равно остается самой выгодной для Белоруссии, поэтому Белоруссия и согласилась с условиями РФ.

     Об этом в интервью Федеральному агентству новостей заявил руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев.

      «После анализа рынка белорусы поняли, что стоимость нефти у альтернативных поставщиков будет намного выше, — сказал собеседник ФАН.
     — Например, если бы США, как и обещали, взялись бы обеспечивать потребности нашего соседа в «черном золоте» на 100%, то трудно даже представить, во сколько бы это обошлось Минску, учитывая включенные транспортные расходы через Атлантику».

      Разуваев вспомнил, что похожая ситуация произошла в 2007 году: тогда Белоруссия заказала танкер нефти у Венесуэлы. Он настолько влетел в копеечку государственному бюджету, что Минск надолго забыл про заокеанские энергоресурсы.

      «Теперь мы могли видеть некие эксперименты с норвежской нефтью — но она тоже оказалась слишком дорога. К тому же два белорусских нефтеперерабатывающих завода слишком заточены под нашу нефть марки Urals (сернистую и тяжелую) — с другими сортами «черного золота» могли бы возникнуть проблемы. Конечно, все решаемо, но тут опять встает вопрос денег», — сказал экономист.

      По мнению аналитика, хорошим ходом для властей Белоруссии может стать продажа этих НПЗ в обмен на доли в российских нефтяных компаниях, таких как «Роснефть» или «Газпромнефть», которые с большим удовольствием их бы приобрели.

      «Тогда бы эти НПЗ вошли бы в производственные цепочки наших холдингов, а Белоруссия, если бы захотела, легко продала бы полученные акции с большой прибылью для себя — или просто получала бы с них дивиденды.
      Для сравнения, сбыть с рук НПЗ намного сложнее — придется почти год искать на него покупателя. Но, видимо, в Минске пока не готовы к таким рыночным реформам», — сказал Разуваев.

      Прекращение же продаж нефти по льготным ценам обусловлено экономической и политической ситуациями как в РФ, так и по всему миру, уверен собеседник ФАН.

      «Лишних денег нет ни у кого из мировых игроков, — делает вывод Разуваев. — У России они есть, но жестко считаются. Так что дотаций больше не будет».

      Текст: Михаил Кувырко riafan.ru
      10/02/20


Голубой бум

        Российское газовое доминирование в Европе поставили под сомнение. Страны ЕС не только активно ищут альтернативные источники энергии, но и потребляют все больше сжиженного природного газа (СПГ), который еще недавно многие не принимали всерьез.
      С ним привычно ассоциировали США — якобы они хотят перевести Европу на свой СПГ, однако пока их вклад относительно невелик.
      На фоне замедления мировой экономики ситуацию взорвало противостояние отечественных «Газпрома» и «Новатэка». Конкуренция приносит выгоды европейским потребителям, но лишает денег Россию.

      российский газ для европы

      Пустые трубы

      СПГ в 2019 году вполне мог бы стать словом или термином года в российской экономике. Конфликт России и Украины по новому контракту на транзит газа, проблемы «Северного потока-2», финансовые трудности «Газпрома» в Европе — все это непосредственно связано со сжиженным газом.
      Развитие этого рынка дошло до такого уровня, что морские суда-газовозы в состоянии самым серьезным образом конкурировать с газопроводами и даже побеждать их.

      Средняя цена российского трубопроводного газа в 2018 году составляла 246 долларов за тысячу кубометров. «Газпром» ожидал в 2019-м некоторого снижения — до уровня 230-235 долларов.
     Тем не менее в третьем квартале года российский монополист с учетом акциза и таможенных пошлин продавал топливо за 169,8 доллара. На столь низком уровне газ из России торговался 15 лет назад — в 2004 году.

     В итоге чистая выручка «Газпрома» от продажи в Европу и другие страны дальнего зарубежья за три квартала 2019 года упала на 242 миллиарда рублей — это 12 процентов.
     Потери связаны с тем, что Европа удовлетворила растущий спрос с помощью дешевого СПГ — его закупки за год увеличились в два раза и составили, по оценкам EIA, 76 миллионов тонн.

      Снижением стоимости проблемы не ограничиваются. Падают и объемы продаж — отправить больше 200 миллиардов кубометров, как планировали, не удалось. А с 2022 года от российского газа отказывается Польша — она намерена перейти на поставки из Норвегии.
      Более того, Варшава договорилась поставлять американский газ даже на Украину.

      Ничего не мешает нарастить поставки СПГ и другим странам региона. Вашингтон между тем с помощью санкций против газопровода «Северный поток-2» сумел отодвинуть его строительство на неопределенный срок. Помимо формальной политической причины — защита Европы от России, за этим видится и национальный интерес.
      США надо срочно найти покупателей для открывающихся в ближайшее время новых заводов СПГ.

      На практике такая ситуация означает, что стоимость газа в России неизбежно повысится — «Газпрому» надо компенсировать потери на зарубежных рынках.
      «Те цены в 400-500 долларов, которые мы когда-то видели, — какое-то поколение после нас, дай бог, увидит. Этой подушки больше нет», — объяснил сложность держать низкие цены внутри страны замначальника департамента экономической экспертизы и ценообразования «Газпрома» Виктор Яценко.

      Однако проблемы «Газпрома», имеющего монополию на поставки трубопроводного газа за границу, нельзя считать синонимом проблем для страны.
      Ведь результат начинают давать российские проекты СПГ — попытка покончить с зависимостью от «Газпрома» для Европы оборачивается тем, что закупать СПГ начинают у российского же, хоть и частного, «Новатэка». По поставкам сжиженного газа в Европу его завод «Ямал СПГ» в последние два года обходит США.
      Более того, российский газ доходит даже до самих США — туда, хоть и через посредников, была отправлена первая же партия с завода на Ямале.

      Жидкий газ

      Сжиженный природный газ выглядит как жидкость без цвета и запаха. Он не вызывает коррозии, не горит, не токсичен и сам по себе не взрывоопасен.
      Хотя может сдетонировать при испарении, если концентрация пара находится в интервале 5-15 процентов, и произойдет контакт с источником горения. СПГ не способен загрязнить почву или воду в результате утечки, потому что при контакте с ними быстро испаряется без каких-либо следов.
      На фоне растущего в мире беспокойства по поводу экологии и влияния их на политику эти обстоятельства позволяют говорить о прекрасной перспективе СПГ-проектов.

      Фактически природный газ — это смесь метана, этана, пропана и бутана, в которой есть небольшое количество более тяжелых углеводородов и ряд примесей.
      Точный состав газа зависит от места и способа его добычи, хотя различия не слишком велики. Чтобы получить СПГ, следует удалить некоторые примеси, сжать газ и охладить.
      Жидкость хранится при температуре минус 162 градуса Цельсия в теплоизолированной емкости.

      После сжижения на заводе СПГ загружают в специальное судно-газовоз, который отправляется к покупателю. Там на приемном терминале проходит регазификация, при которой из одного кубометра СПГ получается более 600 кубометров обычного газа.
      Процесс организован таким образом, чтобы жидкость не соприкасалась с воздухом. При регазификации выделяется широкая фракция легких углеводородов — этана, пропана, бутана и пентанов, используемых в качестве топлива и нефтехимического сырья.
      В результате нет необходимости перевозить их с месторождений и продавать отдельно.

      Старая история

      Технологию сжижения природного газа изобрел еще в 1895 году немецкий ученый и предприниматель Карл фон Линде. Первый завод по получению СПГ построили в США в 1917 году, хотя тогда его целью было извлечение гелия.

      В промышленных масштабах США начали сжижать газ на заводе, построенном в 1941 году в Кливленде.
      Этот СПГ предназначался для покрытия пиковых нагрузок потребления. На заводе произошла одна из крупнейших техногенных катастроф. Из-за утечек и воспламенения были уничтожены не только само предприятие, но и порядка 100 зданий, в том числе частные дома. Погибли 128 человек, около 400 — пострадали.
      Поэтому в следующие годы инженеры работали над вопросами безопасности производства и технологией перевозки СПГ на большие расстояния.

      В 1959 году танкер Methane Pioneer доставил груз СПГ через Атлантический океан из США в Великобританию. Этот момент считается началом коммерческих перевозок СПГ.
      Спустя год в Алжире, в городе Арзев, начали строить первый завод по производству СПГ для поставок в Европу. С середины 1960-х Великобритания получает по этому маршруту десять процентов всех потребностей.
      Спустя 20 лет королевство переходит на газ, добываемый в Северном море, но после истощения запасов возвращается к импорту СПГ.

      Второй завод по производству СПГ построили в 1969 году на Аляске. Отсюда газ отправляли в Японию. Следующие предприятия появились в Ливии и Брунее, а затем их начали строить по всему миру. Первые заводы СПГ на Ближнем Востоке созданы в конце 1970-х.
      К началу 2010-х в мире насчитывалось более 30 крупнотоннажных заводов СПГ, нацеленных на экспорт. Среди них был и один российский — запущенный в 2009 году «Сахалин-2».

      Стоимость поставок СПГ складывается из производства самого газа, доставки по морю, регазификации и отправления конечным потребителям.
     Главный вклад вносит именно производство. Например, в США сжижение тысячи кубометров обходится в 60 долларов. Переход через Атлантический океан сравнительно дешевый — порядка 15 долларов за тот же объем, остальные траты еще меньше. В настоящий момент СПГ выгоднее трубопроводного газа, если его надо отправить на расстояние более 4 тысяч километров.
      К примеру, среднестатистический маршрут СПГ-танкера составил в 2017 году 15,5 тысячи километров.

      Новая нефть

      Рынок СПГ значительно отличается от традиционного трубопроводного. Основным критерием второго можно назвать предсказуемость — это касается стоимости, объемов и ввода в строй новых объектов.
      А вот для сжиженного газа ключевой особенностью называют циклическое развитие.
     Стоимость СПГ в незначительные промежутки времени может серьезно измениться, ведь ввод в эксплуатацию крупных проектов значительно увеличивает предложение.

      К примеру, в первом квартале 2016 года на одном из крупнейших в Европе хабов TTF в Нидерландах стоимость тысячи кубометров газа колебалась в пределах 135-165 долларов.
      В тот же период в 2017 году она составляла 170-250 долларов, а в первом квартале 2018-го — в среднем 245 долларов. Уже в третьем квартале того же года цена взлетела выше 360 долларов, а спустя год, в третьем квартале 2019 года, опустилась до 115-155 долларов.
      В начале 2020 года тысяча кубометров газа на споте TTF стоила около 140 долларов. Аналогичная динамика наблюдалась и прежде, например, в период с 2012 по 2016 годы, когда пик пришелся на 2014 год.
      До максимума стоимость СПГ в целом в мире (различается в зависимости от хаба) поднималась осенью 2005 года.

      Последнее падение связывают с замедлением мировой экономики в 2019 году. Оно негативно повлияло на спрос в Азии и тем самым создало избыток СПГ в мире, заставив производителей срочно искать другие рынки сбыта.
      Освободившийся газ приняла Европа, что и позволило столь серьезно снизить цену. Скачки цен создают проблемы для инвестиций в новые заводы — сложно предсказать их окупаемость и востребованность товара.
      Поэтому в настоящее время в мире достаточно предложений, в том числе в США, Катаре, России, Австралии, но вкладывать деньги в них пока не спешат.

      В целом, отмечают аналитики, в последние годы рынок СПГ все больше напоминает нефтяной, которому так же свойственны волатильность и цикличность, хотя и в меньшей степени.
     Снижаются длительность и объемы контрактов на СПГ, а его цена все чаще привязывается не к нефти, а к стоимости газа на биржах и ценовым индикаторам в Азии.

      Мировые расклады

      Потребление СПГ в мире увеличивалось в период с 1980-го по 2011 год в среднем на восемь процентов в год. В 2012-2016 годах рост составил всего 0,4 процента, но уже в 2017-м — плюс 11 процентов.
      В первую очередь к этому привело намерение Китая заняться экологией и постепенно отказываться от каменного угля.
      С 2000 года потребление СПГ выросло в 3,5 раза (100 миллионов тонн) и в 355 миллионов в 2019-м, а экспорт-импорт — в два раза.

      В лидеры экспорта на данный момент выбилась Австралия — в 2019 году она поставила 77,5 миллиона тонн СПГ.
      Следом идет Катар — 75 миллионов. На третье место поднялись США, резко нарастившие поставки в минувшем году. Крупными поставщиками также остаются Нигерия, Алжир, Индонезия и Малайзия. За последние десять лет потребление природного газа в целом увеличилось на 20 процентов, рост спроса достиг 70 процентов.
      На этом фоне количество стран — потребителей СПГ в мире выросло более чем в два раза. По состоянию на 2019 год предложение на рынке СПГ превысило спрос примерно на шесть процентов — в абсолютных цифрах это 20 миллионов тонн.

      СПГ экспортируют 18 государств, в том числе Россия, а покупают 42 страны. Главным игроком и драйвером роста, определяющим стоимость, на этом рынке считаются страны Азиатско-Тихоокеанского региона.
      В частности, крупнейшим покупателем в мире долгие годы остается Япония, у которой нет других источников газа. В 2018 году она импортировала 82,5 миллиона тонн — больше трети всего объема региона.

     Но основной рост спроса, согласно прогнозам, придется на Китай и Индию. Если КНР сможет поддерживать темпы роста, то уже к 2032 году станет главным импортером в мире.
      Впрочем, уже в ноябре и декабре прошлого года Китай по закупкам СПГ сумел опередить Японию.

      Больше всего энергоресурсов в совокупности потребляет Евросоюз, и для роста поставок СПГ в нем все готово. С учетом Турции суммарная мощность терминалов по приему СПГ в регионе составляет свыше 160 миллионов тонн.
      Вдобавок ряд стран — Германия, Хорватия, Эстония, Ирландия и Кипр — хотят построить крупные терминалы мощностью в 29,6 миллиона тонн.

      Россия в теме

      Первый завод по производству сжиженного природного газа в России открыли в феврале 2009 года на Сахалине в рамках проекта «Сахалин-2». Вначале его мощность составляла 9,6 миллиона тонн в год, но к 2020 году увеличилась до 11 миллионов.
      В 2024-2026 годах запланирован запуск третьей линии, мощность которой составит 5,4 миллиона. Половина проекта (50 процентов плюс одна акция) принадлежит «Газпрому», 12,5 процента и 10 процентов — японским компаниям Mitsui и Mitsubishi, а 27,5 процента — англо-голландской Shell.
      Большая часть полученного СПГ направляется в Японию.

      Вторым проектом стал построенный в 2017-2018 годах частным «Новатэком» «Ямал СПГ». У российской компании 50,1 процента акций, остальные принадлежат Total и китайским CNPC и Фонду Шелкового пути. Мощность завода на данный момент достигла 18 миллионов тонн, а в 2020 году, когда запустят четвертую линию, увеличится еще на 0,9 миллиона.
      Особенность новой линии в том, что работать она будет полностью на российском оборудовании.
      Санкции мешают российским компаниям закупать технологическую продукцию из-за рубежа, а российские разработки в перспективе снимут эту проблему.

      В текущем году в планах запуск завода «СПГ-Портовая» на берегу Финского залива мощностью 1,5 миллиона тонн и начало строительства «Владивосток СПГ» такой же мощности.
      Оба предприятия принадлежат «Газпрому». В ближайшие годы должны заработать еще «газпромовский» проект «Балтийский СПГ» (2023-2024 годы, 10-13 миллионов кубометров) и «Арктик СПГ-2» (2023-2026 годы, 19,8 миллиона кубометров) от «Новатэка».

      Последний завод — наиболее масштабный российский проект, десять процентов которого выкупили японский консорциум Mitsui & Co и Японская национальная корпорация по нефти, газу и металлам JOGMEC.
      Кроме того, «Новатэк» намерен до 2023 года с помощью отечественного оборудования построить «Обский СПГ», также на Ямале, мощностью 4,8 миллиона кубометров.
      В сентябре прошлого года стало известно, что «Роснефть» начинает проектировать завод «Дальневосточный СПГ» мощностью 6,2 миллиона тонн. Предварительные сроки запуска — 2025-2027 годы.

      На конец 2019 года совокупная мощность СПГ-проектов в России достигала 28,5 миллиона тонн. Если все запланированные проекты удастся реализовать в срок, то к 2026-2027 годам производство превысит 80 миллионов тонн.
      Другими словами, российские производители займут 15-20 процентов рынка, в зависимости от состояния иностранных проектов.

      «Газпром» VS «Новатэк»

      Осложняет неплохую в целом картину проблема с рынками сбыта. Дело в том, что «Ямал СПГ» отправляет подавляющий объем газа в Европу — это проще и выгоднее с точки зрения логистики. Идти на азиатские рынки по Северному морскому пути газовозы могут лишь несколько месяцев в году, в остальное время путь туда лежит через Суэцкий канал.
      Например, первый СПГ с Ямала попал в Японию только в декабре прошлого года.

      В то же время именно Европа остается ключевым клиентом «Газпрома», покупающим газ через многочисленные трубопроводы из России. Чтобы избежать конкуренции, глава «Новатэка» Леонид Михельсон ранее обещал поставлять в Азию подавляющую часть производства «Ямал СПГ» — и это было одним из условий поддержки проекта.
      Но в 2019 году 80 процентов газа из российской Арктики ушло на европейский рынок.
      Его доля в регионе в целом составила почти 20 процентов. Для сравнения, поставки США пока закрывают всего 13 процентов.

      Таким образом «Новатэк» имеет непосредственное отношение к проблемам российской госкомпании в части снижения доходов. И аргументы, что российский СПГ идет в страны, которые не связаны контрактами с «Газпромом», сложно признать убедительными.
      Ведь рынок СПГ — общий, и куда конкретно плывут газовозы с российским товаром, не так уж важно.

      Такая ситуация изначально не нравилась «Газпрому». «Любой поставленный на европейский рынок кубометр СПГ — это минус один кубометр того же российского газа», — объяснял еще в 2017 году замначальника департамента перспективного развития «Газпрома» Николай Кисленко.
      Потери госбюджета в 2018 году, когда поставки «Новатэка» в Европу были почти в три раза меньше нынешних, госкомпания оценила в 30 миллиардов рублей.

      В убытки включены ряд серьезных льгот, которые есть у «Ямал СПГ». Например, на 12 лет проект освобожден от налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), от налога на имущество, от уплаты НДС при покупке оборудования, не имеющего аналогов в России, а также от пошлин на экспорт СПГ.
      Кроме того, он платит налог на прибыль по льготной ставке 13,5 процента, а не 20 процентов.

      Насколько рентабельным станет завод при отмене льгот и смене рынка — неизвестно. Другими словами, конфликт «Газпрома» и «Новатэка» может серьезно уменьшить доход России от продажи газа, и если решение примут в пользу трубопроводов, то прибыль от арктических проектов СПГ окажется под вопросом.
     Так, потенциальная убыточность проекта заставила «Газпром» отказаться от разработки Штокмановского месторождения в Баренцевом море и строительства завода «Штокман СПГ». В августе совет директоров компании ликвидировал Shtokman Development AG, созданную для этого проекта.
      Аналитики указывали, что рентабельным проект станет лишь при стоимости газа 460 долларов за тысячу кубометров, но такая ситуация в последние годы выглядит нереальной.

      Одним из способов повысить прибыль российских заводов СПГ в Арктике ученые называют использование холодных температур окружающей среды.
      Другим, реализация которого только началась, станет строительство ледоколов нового класса, позволяющих поставлять СПГ в Азию по Северному морскому пути круглогодично и закрыть вопрос конкуренции.

      Взрывной подъем

      В 2018 году СПГ занимал около 40 процентов мировых поставок газа, но аналитики предсказывают ему бурный рост. Так, Минэнерго России ожидает к 2035 году спрос на уровне 600 миллионов тонн — это составит 51 процент от общего рынка газа.
      В свою очередь Royal Dutch Shell предполагает, что к 2040 году доля окажется в полтора раза выше нынешней — 60 процентов.

      Реализуемые или готовящиеся проекты, если они будут доведены до конца, позволят России к 2024 году поставлять 47,9 миллиона тонн СПГ.
      Еще через десять лет, как заявил в октябре президент страны Владимир Путин, производство достигнет 120-140 миллионов. Резкий рывок запланировали и в США.
      Центр стратегических и международных исследований в Вашингтоне ожидает, что национальные производители за счет утвержденных проектов через десять лет увеличат производство СПГ в пять раз — до 101 миллиона тонн (только в этом году США добавят 10,5 миллиона тонн).

      Такой уровень позволит США выйти на второе место после Катара. При этом Россия в те же сроки, уверены американские эксперты, станет третьей, но сможет производить только 50 миллионов тонн.

      Главным риском России в сфере СПГ специалисты называют технологическое отставание из-за санкций. Помимо проблем непосредственно в производстве, свою роль могут сыграть проблемы с западными партнерами в совместной деятельности.
     Например, работающие на Сахалине Shell и Exxon предоставляют свои разработки, но при этом имеют собственные СПГ-проекты в США.
      В случае перепроизводства и насыщения рынка у них может возникнуть конфликт интересов и желание притормозить развитие отрасли в России.

      Загадкой для рынка СПГ остается Европа — главный потребитель российского газа. Евросоюз имеет собственную добычу, хотя месторождения истощаются, у него есть стабильные поставки трубопроводного газа из России, Африки и Азербайджана, а также большое количество СПГ-терминалов.
      Как отмечала еще год назад гендиректор «Газпром экспорта» Елена Бурмистрова, Европа нарастила регазификационные мощности до 200 миллиардов кубометров в год и способна заместить весь трубопроводный газ «Газпрома» в любой момент.

      Такое политическое решение можно представить, хотя оно дорого обойдется для объединения, вызовет конфликт между входящими в ЕС странами и ударит по европейским компаниям, которые вложились в российские газопроводы.

      Но сама возможность этого решения может стать аргументом в переговорах с Россией. Можно представить ситуацию, когда дальнейшее сокращение поставок «Газпрома» в ЕС и увеличение закупок у «Новатэка» заставит Москву принудительно ограничить поставки СПГ в Европу.
      В этом случае регион переходит на газ из США, даже если он достается ей дороже, и требует радикально снизить стоимость трубопроводного газа.

      Пока этот вариант выглядит теоретическим, однако США умеют находить нестандартные решения для продвижения своих интересов — это доказывает и пример Польши, и перенос запуска газопровода «Северный поток-2» как минимум на год.
      Дополнительную неопределенность вносит намерение Евросоюза прекратить финансирование нефтегазовых и угольных проектов. Как оно будет реализовываться на практике и коснется ли потребления газа, на данный момент неясно.

      Что касается мира, то новые технологии и более крупные газовозы в перспективе сделают производство СПГ более рентабельным, но опасений инвесторов постепенное развитие не снимет. Перед глазами пример Австралии, которая вырвалась в лидеры экспорта, но из-за массы неудачных решений вынуждена продавать значительную часть газа в убыток.
      Аналитики не исключают и остановки некоторых уже действующих СПГ-проектов в США.

      Конец 2019-го и начало 2020 года оптимизма не прибавили — стоимость контрактов приблизилась к минимуму 2019 года и может стать самой низкой за пять лет.
      Ситуация может привести к нехватке СПГ в ближайшие годы, а, следовательно, к росту цен. Это подтолкнет строительство, но на рынок новый газ попадет далеко не сразу.

      Проблемы рынка могло бы попробовать решать некое объединение поставщиков СПГ, которое было бы в состоянии повлиять на объемы производства, а значит, и на стоимость газа.
      В этом случае возросшая стабильность сделала бы более надежными инвестиционные решения. Но единственная организация, которая хотя бы внешне напоминает такой регулятор, это Форум стран — экспортеров газа (ФСЭГ), в котором участвуют Россия, Алжир, Боливия, Венесуэла, Египет, Иран, Катар, Ливия, Нигерия, ОАЭ, Тринидад и Тобаго, Экваториальная Гвинея.
      Его называют «газовым ОПЕК», но созданная сравнительно недавно — в 2008 году — организация имеет гораздо меньший вес и почти не проявляет активности.

      Если смотреть отдельно по СПГ, то во ФСЭГ не входят и не числятся в наблюдателях такие лидеры отрасли, как Австралия, США, Индонезия и Малайзия. Более того, США были резко против создания Форума, и нет никаких шансов, что они захотят присоединиться к нему.
      В начале января генсек ФСЭГ Юрий Сентюрин отмечал, что у организации нет намерений и технической возможности регулировать объемы выпуска СПГ для решения проблемы низких цен.

     Таким образом, в настоящее время крупнейшие игроки заняты стремлением занять место на растущем рынке любой ценой, даже себе в убыток, и говорить о скорой координации проектов разных стран не приходится.
      Поэтому в ближайшие годы стоит ожидать продолжения скачков стоимости СПГ, отказа от амбициозных проектов и одновременно появления новых масштабных планов.

      Максим Конноов
      subscribe.ru/ lenta.ru
      24/01/20


Соседи готовы помочь Беларуси с нефтью. Вопрос в цене

        В свете обострения белорусско-российского нефтяного противостояния на важное место в отношениях официального Минска с соседями выходят поиски альтернативы в плане поставок нефти.
      Варианты есть, но вопрос в цене.
     
лукашенко косит

     В отношениях с Латвией в приоритете — экономика

      Состоявшийся 16 января визит в Беларусь премьер-министра Латвии Кришьяниса Кариньша был, скорее всего, запланирован достаточно давно.
      Но пришелся как нельзя кстати.

      Главными темами для обсуждения на его встрече с Александром Лукашенко стали давно ожидаемая поездка белорусского лидера в Ригу и возможность поставок нефти в Беларусь через латвийскую территорию.

      По поводу первого пункта, похоже, достигнута окончательная договоренность: визит состоится в начале апреля.
      В последние годы в отношениях между странами заметных политических разногласий вроде бы не возникало.
      В сентябрьском интервью телеканалу «Белсат» президент Латвии Эгилс Левитс назвал важнейшими вопросами сотрудничества в первую очередь экономические — торговлю, транспорт, энергетику, а также культуру.

      Впрочем, и в экономике едва ли стоит ожидать некоего прорыва. Скорее, речь может идти об увеличении количества неких конкретных проектов взаимодействия.

      В частности, не исключено, что, используя напряженность в белорусско-литовских отношениях из-за строительства Островецкой АЭС, Рига попытается перехватить часть идущего через Литву экспорта белорусских нефтепродуктов.

      Безусловно, не останется без внимания возможность закупки Латвией электроэнергии с той же АЭС. Как известно, в знак протеста против ее строительства Литва отказывается от поставок белорусской энергии и призывает сделать то же самое партнеров по ЕС.

      Прямой линии электропередачи с Беларусью у Латвии нет. Однако ее правительство намерено закупать энергию из России. В результате у латвийских компаний-поставщиков возникнет техническая возможность получать белорусскую электроэнергию транзитом через Россию. При этом в силу конфиденциальности соглашений они не будут знать страну ее происхождения и, соответственно, формально «предательства» Литвы со стороны Риги не будет.

      Впрочем, как заявил на встрече с гостем белорусский премьер Сергей Румас, страны будут договариваться и о прямых поставках электроэнергии.

      Рига согласна, сможет ли договориться Минск?

      Но важнейшей проблемой сейчас, без сомнения, является нефтяная. После того как в конце минувшего года переговоры с Москвой по ценам на нефть забуксовали, Лукашенко поручил подчиненным обеспечить поставки в Беларусь нефти из альтернативных источников, в том числе через балтийские порты.
      Рига готова принять участие в обеспечении такой альтернативы.
      Посол Латвии в Беларуси Эйнарс Семанис сообщил, что «вопрос так называемых реверсных, или альтернативных, поставок нефти… в какой-то степени мы обсуждаем постоянно».

      Это же подтвердил и латвийский премьер: «Можно обсуждать… импорт нефти со всего мира через Латвию в Беларусь. Мы обсуждаем уже такие возможности».
      Однако при этом он добавил, что при всей заинтересованности правительства «этот вопрос следует задавать компаниям…
     Нужно общаться с терминалами, железнодорожными компаниями, которые будут обеспечивать эти поставки».

      Тем самым, как представляется, сделано тактичное напоминание, что в странах с рыночной экономикой главными действующими лицами в подобных проектах являются субъекты хозяйствования.

      Есть и другие варианты, но…
      Несмотря на все разногласия, Вильнюс также согласен помочь с альтернативными поставками нефти.

      В сентябре премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис после встречи с польским коллегой Матеушем Моравецким заявил, что обе страны рассматривают проекты, которые могли бы помочь Беларуси достичь энергетической независимости от России.

      Затем литовский президент Гитанас Науседа выразил надежду, что тем самым Литва поможет Беларуси «сохранить хотя бы какую-то часть независимости».

      В январе же нынешнего года компания Klaipedos nafta сообщила о готовности переваливать для нашей страны нефть с судов через свой терминал в объеме до 3 млн тонн в год.
      Со своей стороны Эгидиюс Лазаускас, глава принадлежащего Литовской железной дороге транспортного предприятия LG Cargo, заявил, что литовские компании готовы перевозить в Беларусь до 3 млн тонн нефти в год.

      Судя по всему, Литва, при всей твердости своей позиции по АЭС, продолжит избегать переноса политического противостояния на экономическую сферу, так как сознает, что в противном случае ее собственные потери также окажутся весьма существенными.
      С Польшей ситуация сложнее. Хотя специалисты считают доставку нефти из Гданьска по нефтепроводу «Дружба» в режиме реверса технически возможной, пресс-служба польского оператора PERN проинформировала, что он не сможет это делать без потерь поставок для своих нынешних клиентов.

      Кроме того, по мнению аналитика Польского института международных дел Мацея Заневича, относительно покупки нефти из Польши со стороны Беларуси должна быть политическая декларация совместно с гарантиями, что это будет долгосрочный проект на несколько лет, и четкий инвестиционный план, который невозможно сделать за несколько дней.

      Наконец, не снят с повестки дня вопрос транзита нефти в Беларусь по трубопроводу Одесса — Броды. Эта тема снова обсуждалась в ноябре на заседании украинско-белорусской группы по сотрудничеству в топливно-энергетической сфере.

      То есть в целом ситуация не выглядит совсем уж безнадежной. Правда, в любом случае нефть наверняка будет дороже. И вопрос в том, готовы ли власти и население платить такую цену за суверенитет.

      Андрей ФЕДОРОВ
      naviny.by
      21/01/20


«Газпрому» предсказали прямое столкновение с США

        В 2019 году «Газпром» сократил долю поставок на рынке Евросоюза с 45 процентов до 42,5 процента.
      В ближайшие годы эта тенденция может продолжиться, так как аналитики предсказывают российскому монополисту прямое столкновение с проектами по производству сжиженного природного газа (СПГ) в США, пишет «Коммерсантъ».
     
газовый рынок

     Европе понадобится порядка 80 миллиардов кубометров СПГ в год, а еще 40-50 миллиардов регион может закупить в зависимости от ситуации на рынке.

      Предоставить этот объем готовы США, где в 2020 году открывается сразу несколько проектов по производству СПГ. За них, скорее всего, и придется конкурировать российскому монополисту.

      В целом российский газ смог закрепиться в Европе. В совокупности на долю «Газпрома» и «Новатэка» в регионе, по оценкам издания, пришлось 47,57 процента всего импорта газа (на 0,8 процентных пункта больше, чем год назад), но это произошло за счет резкого усиления позиций российского СПГ.
      Так, поставки «Ямал СПГ» и «Криогаз-Высоцк» выросли, по предварительным данным, в 3,3 раза, достигнув уровня 20,8 миллиарда кубометров после регазификации.

      Российские конкуренты, Алжир и Норвегия, сократили экспорт на 6,3 процента и 25 процентов соответственно. При этом в обоих случаях сокращению поставок трубопроводного газа сопутствовал рост поставок СПГ.
      Лидером по экспорту сжиженного природного газа в Европу стал Катар — у него плюс 48 процентов и 29,5 миллиарда кубометров.
      А сильнее всего — более чем в пять раз — нарастили поставки компании из США (17,5 миллиарда кубометров).

      Согласно прогнозам, поставленный Евросоюзом рекорд по импорту СПГ далеко не предел. В прошлом году мощности по регазификации в регионе были загружены всего на 48 процентов, поэтому в ЕС смогут без проблем принять в два раза больше жидкого газа.
      Россия увеличить свою долю не сможет, так как в 2020 году ввод новых мощностей не планируется.

      Ранее стало известно, что поставки «Газпрома» в Европу в начале года серьезно упали. В первую неделю сокращение составило 20 процентов.
      По мнению экспертов, это связано с теплой погодой и стремлением «Газпрома» продать накопленные в подземных хранилищах в Европе рекордные запасы газа.

      В конце прошлого года США ввели санкции в отношении российских газопроводов «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Официальной причиной названа защита европейской энергетической безопасности. Вашингтону удалось остановить строительство «Северного потока-2» на неопределенный срок.
      Маршрут планировалось ввести до конца 2019 года, но сейчас, как отметил президент России Владимир Путин, сроки запуска перенесены на конец 2020 года или начало 2021-го.

      lenta.ru
      20.01.20


В 2020 году на нефтяном рынке ужесточится конкуренция

        Рассчитывать на скорую стабилизацию цен на углеводородное сырье и достижение оптимального баланса спроса и предложения на нефтяном рынке не приходится.
      Конкуренция будет расти, как и зависимость от политических решений, торговых войн и санкций.
      Это следует из прогнозов на 2020-2021 годы, опубликованных в январе. России пророчат увеличение добычи нефти.
     
нефтяной рынок

     В январском отчете ОПЕК повысила ожидания роста спроса на нефть в 2020 году на 140 тысяч баррелей - до 1,22 млн в сутки.
     Изменение прогноза связано со снижением градуса противостояния США и Китая в торговой войне, а также надеждами на рост экономик ряда стран.
      Таким образом, по мнению авторов доклада, в 2020 году спрос на нефть в мире составит в среднем 100,98 млн баррелей в день.

      В нем также говорится, что Россия к концу года 2020 года будет способна нарастить добычу нефти до 11,64 млн баррелей в сутки. Ранее аналитическое управление минэнерго США (EIA) спрогнозировало, что объем мирового предложения нефти в 2020 году составит 102,37 млн баррелей в день, в 2021 году - 103,34 млн. Это означает продолжение превышения предложения над спросом.
      Авторы прогноза полагают, что соглашение о сокращении добычи ОПЕК+ может быть продлено до конца 2021 года. В конце 2019 года и.о. главы Минэнерго России Александр Новак заявил, что нашей стране нужно думать о выходе из соглашения, "для того чтобы и долю на рынке сохранить, и чтобы наши компании смогли обеспечивать и реализовывать свои перспективные проекты".

      Одним из главных факторов, влияющих на рынок, остается рост сланцевой добычи в США. Консалтинговое агентство Rystad Energy опубликовало прогноз, по которому США продолжат наращивать производство сланцевой нефти, пусть и меньшими темпами.
      В исследовании говорится, что снижение количества скважин уже не играет такой роли и благодаря инновациям в 2020-2021 годах производство продолжит расти.

      По прогнозу ОПЕК, Россия в 2020 году способна нарастить добычу нефти до 11,64 млн баррелей в сутки.

      В 2019 году основными факторами, определяющими котировки, оказались американская статистика и торговые противоречия США и Китая, а не сокращение добычи в странах, участвующих в ОПЕК+. Они, по-видимому, сохранят свое значение и в дальнейшем.
      Российским компаниям придется наращивать добычу и бороться за рынки сбыта, одновременно создавая свои технологии для освоения трудноизвлекаемых запасов нефти. Рассчитывать на высокие нефтяные цены и снижение активности конкурентов не приходится.

      На сланцевую добычу в США кроме технических новшеств положительно влияют и другие факторы. "Консенсус-прогноз по приросту североамериканской добычи находится в районе 1 млн баррелей в сутки, но итоговые цифры могут оказаться выше. Это связано не только с ростом котировок, но и с сокращением дисконта по сорту WTI Midland к экспортному WTI Houston (с 11 долларов на баррель в середине прошлого года до 2-3 сейчас)", - пояснил директор Московского нефтегазового центра EY Денис Борисов.

     Он подчеркнул, что играет роль и расширение нефтяной инфраструктуры в США. За счет запуска новых трубопроводов, на начало января 2020 года обеспеченность транспортными мощностями в Западном Техасе и Нью-Мексико превышает фактическую добычу на 1,4 млн баррелей в сутки.
      Это усиливает конкуренцию между трубопроводными компаниями за объемы сырья и ведет к снижению транспортных тарифов.
     "Создались дополнительные возможности по монетизации, и если будет также решена проблема с утилизацией попутного нефтяного газа, то с закатом сланцевой революции, видимо, придется повременить", - сказал он.

      Есть и другое мнение. "Несмотря на то что ведущие аналитики прогнозируют рост добычи сланцевой нефти в США на 0,5% в 2020 году, уже можно говорить о стагнации так называемой сланцевой революции", - считает руководитель проектного офиса по работе с ключевыми клиентами и рынками "Делойт", СНГ Камилла Жалилова.
      По ее словам, за первое полугодие 2019 года средняя отдача скважины снизилась по сравнению с тем же периодом 2018 года более чем на 12%. С другой стороны, рентабельность бурения новых скважин вызывает сомнения.

      Производители сланцевой нефти долго занижали уровень себестоимости, чтобы повысить привлекательность инвестиций. "Сокращение объемов бурения ведет к снижению эффективности производства.
     В условиях оптимизации капитальных затрат в сланцевые проекты не приходится говорить не только о росте, но и о сохранении производительности на текущем уровне", - считает Жалилова.

      Текст: Сергей Тихонов
      rg.ru
     19.01.20

     


Нефтегазовый рынок

- "Чистой воды шантаж". Эксперт — о переговорах с Лукашенко по нефти
- Козак: Правительство России не регулирует цены на нефть для Беларуси
- Interia (Польша): традиционные производители нефти могут вернуться в игру
- Большое газовое перемирие
- Козыри на руках ОПЕК
- Дело — труба: «Сила Сибири» не оставит места американскому СПГ
- ОПЕК похоронит сланцевую нефть
- Польша решила обхитрить Россию: она купит газ у США и продаст Украине
- Киев объявит российский газ контрабандой и начнет операцию «Конфискация»
- Польская труба проткнула газовый пузырь Украины
- Электричество дорожает в Прибалтике
- Предсказано катастрофическое усиление жары
- Падение добычи в Эквадоре
- ОПЕК надеется на Путина
- В Польше заявили об отказе от российского газа
- Biznes Alert: формирование союза Польши, Украины и США на почве СПГ и искушение со стороны Газпрома
- Рассмотрение апелляции на решение Суда ЕС по газопроводу OPAL может занять до трех лет - Шефчович
- Додон получил скидку
- Россия согласует с "партнерами" дату стрелки
- Urals будет дешеветь
- Соглашение о евроассоциации заставляет Украину прокачивать газ из РФ в ЕС без контракта
- Latest News - Европа может ответить США, а Украина ищет газ в Румынии
- Каспий неспешно становится русским
- Украина и Молдавия ищут новые пути для российского газа
- Россия и Китай поддержат Иран в вопросе ограничений Транскаспийского газопровода
- Украина будет заменять российский дизель белорусским
- "Нафтогаз" тонет, но не сдаётся
- Наступает эпоха "почти бесплатного" сжиженного газа. Это надолго?

рынок нефти и газа

- Украина готовится к полной остановке газового транзита
- Додон хочет скидку на газ
- Азербайджан увеличил торговлю газом
- Украина пошла на хутор принцип
- Медведев не против транзита. Украина против
- Donya-e Eqtesad: главные приоритеты ОПЕК+
- Турция шантажирует "Турецкий поток"
- Мир под угрозой: Трамп обрушил нефть и Китай
- «Остаточно прощавай» подкрался незаметно
- Российская нефть под шумок захватывает рынок США
- Трамп снова призывает снизить цены
- Польша получила от ЕК одобрямс и деньги
- «Приняли к сведению»: оператор «Северного потока 2» прокомментировал поправки к Газовой директиве ЕС
- Россия возобновила импорт туркменского газа
- И рыбку съесть, и на ёлку влезть
- Газпром готов продлить контракт
- Американский бизнес: билль NOPEC взвинтит нефтяные цены до рекорда
- Вторая сланцевая революция: американцы зачищают нефтяной рынок
- Узбекистан перенес строительство НПЗ
- Asia Nnikkei: Российский проект «Арктика СПГ» хочет прийти в Японию
- Рост спроса на СПГ существенно превышает будущие возможности США
- Frankfurter Allgemeine Zeitung: «Критика поляков и украинцев лишь маскирует суть вопроса»
- Конкурент Порошенко обещает изгнать Россию с газового рынка
- Головой в забор 2, или, кажется, транзита не будет
- Почему судьба ОПЕК зависит от одного решения России
- Европа вслед за США отказывается от венесуэльской нефти
- Handelsblatt: Россия и Украина спорят о транзите газа — Европе грозят перебои в поставках
- Эксперт оценил переговоры по транзиту
- Почему с Украиной все равно придется договариваться по газу
- Ученые ждут похолодание через год
- Деградация по-европейски. На Кипре начал дешеветь бензин
- "Нафтогаз" может стать "Нафталингазом"

Сделано в ORBI        Рынок нефти и газа 2014-2020           +7 (909) 995-9523     GlobalWebTrade@ya.ru